Страшная сила Земли

Тема глобальной катастрофы в последнее время хорошо разыграна Голливудом. Немалое место в перечне картин о разрушительных стихиях занимают вулканы. В частности, знаменитый Йеллоустон, который в последнее время стал у всех на слуху. Впрочем, мало кто, наверное, проецирует на текущую реальность сцены голливудских фильмов-катастроф. Всякие апокалиптические сценарии щекочут наши нервы, но жизнь продолжается. Тот же Йеллоустон кажется нам слишком далеким, чтобы связывать с ним свою судьбу. Во всяком случае, мировой катаклизм мы скорее свяжем с ядерной войной, чем с вулканами, поскольку природные стихии кажутся нам не столь опасными для мира, как безумство политических деятелей. Однако на самом деле планета таит в своих недрах куда больше взрывоопасной энергии, чем кажется современному обывателю. Апокалипсис вполне может произойти без участия ядерного оружия.

О том, что вулканы несут реальную угрозу нашей цивилизации, рассказал заместитель директора Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Иван Кулаков, выступая с лекцией в ГПНТБ СО РАН во время празднования Дня российской науки. Даже относительно небольшое извержение, по его словам, может быть опасным. Причем, опасность эта затрагивает привычный ритм современной цивилизованной жизни.

Не так давно эту истину наглядно подтвердило извержение исландского вулкана Эйяфьяд-лайэкюдль, случившееся в апреле 2010 года. По геологическим меркам ничего катастрофического не произошло - было извергнуто «каких-то» 0, 01 – 0,25 кубических километров твердого вещества. В сравнении с такими вулканами, как Везувий, Пинатубо или Кракатау, указанные объемы не столь уж внушительны.

«Этот вулкан, - отметил Иван Кулаков, - нельзя вообще рассматривать как глобальное явление». Тем не менее, даже этого, относительно небольшого извержения (скорее, всего лишь выхлопа) было достаточно для того, чтобы на четыре дня полностью заблокировать воздушное сообщение в Европе. Последствия для экономики исчислялись миллиардами долларов.

Нет, Европу не засыпало пеплом. И многие пассажиры даже недоумевали, для чего нужно задерживать рейсы из-за какого-то незначительного марева на небе? Однако решение властей было верным и научно мотивированным. Что собой представляет вулканический пепел? Как объяснил Иван Кулаков, вулканический пепел состоит из стекловидных микрочастиц. Это довольно прочный материал. Когда такие частички попадают на лопатки турбин, там сразу возникают каверны, что в конечном итоге ведет к разрушению двигателя.

О том, что вулканы несут реальную угрозу нашей цивилизации, рассказал заместитель директора Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Иван Кулаков Еще не так давно, в 1980-е годы, данному обстоятельству не придавалось большого значения. Считалось, что облако вулканического извержения можно благополучно облететь на небольшом расстоянии. Именно так и поступали в то время, пока в 1989 году - во время извержения американского вулкана Redoubt - не произошло серьезной аварии на одном авиалайнере. Во время полета постепенно вышли из строя все четыре двигателя. Самолет начал падать. К счастью, один двигатель удалось запустить, и на нем авиалайнер сумел дотянуть до ближайшего аэропорта. На замену четырех двигателей было потрачено 80 миллионов долларов. Это цифра оказалась в восемь раз больше бюджета Аляскинской вулканологической службы того времени. Впрочем, руководство США сделало соответствующие выводы, и выделило организации дополнительные средства на проведения мониторинга.

Более серьезные извержения, указывает Иван Кулаков, имеют уже глобальные последствия и в состоянии влиять на историю людей. Самый впечатляющий пример – взрыв вулкана Кракатау в Индонезии в 1883 году. Взрыв оказался такой силы, что был слышен на расстоянии более трех тысяч километров! От самого острова почти ничего не осталось. Было выброшено 21 куб. километров твердого вещества. Вулканический пепел разнесся по всей планете. Кроме того, в результате взрыва возникло цунами высотой до 30 метров. Взрыв «отпихнул» воду с этого места так, что в радиусе десятков километров от вулкана обнажилось дно. Потоки вулканических газов достигли побережий. В конечном итоге погибло 36 тысяч человек. Европейцы и американцы наблюдали после этого странные атмосферные явления в виде причудливых закатов. Схожие атмосферные явления наблюдались в Европе и после извержения вулкана Кольбуко в Чили десять лет спустя. Высказываются предположения, что именно эти странные виды вдохновили норвежского живописца Эдварда Мунка на создание его знаменитой картины «Крик».

Извержение индонезийского вулкана Тамбора считается самым крупным из наблюдавшихся Самым крупным наблюдавшимся извержением было извержение индонезийского вулкана Тамбора в апреле 1815 года. Взрыв был слышен на Суматре на расстоянии 2600 километров. Извергнуто порядка 150 куб. километров твердого вещества, в результате чего в радиусе 600 километров от вулкана установилась кромешная тьма. Для человечества это извержение не прошло бесследно ввиду его глобального влияния на климат. В Европе наступили года с аномально холодным летом.  В Германии, например, в летнее время 1816 года лежал снег. Та же картина наблюдалась и на американском континенте. В Квебеке снежный покров достигал 30 сантиметров, из-за чего начались массовые переселения в южные штаты. Кстати, из-за нехватки лошадей переселенцы изобрели… велосипед как альтернативное транспортное средство. Казалось бы, где Индонезия, а где – Америка. И тем не менее, отзвуки вулканической активности докатились и до Нового Света. Во многих странах из-за голода начались массовые беспорядки.

Нечто подобное произошло вследствие извержения вулкана Лаки в Исландии в 1783 году, вызвавшего крупнейшую экологическую катастрофу в Европе. В атмосферу было выброшено огромное количество ядовитых газов, из-за чего на острове погибло до 20% населения и 50% скота. Средняя температура в Европе упала на три градуса, в результате чего начался голод, унеся до 3 миллионов человеческих жизней. Есть даже версия, будто последствия природной катастрофы стали одной из причин Великой Французской революции, начавшейся спустя шесть лет. Примерно за пару столетий до этого – в 1601 году - извержение столь же мощного вулкана в Перу вызвало похолодание и страшнейший голод в России, что стало причиной смутного времени. Эти примеры, считает ученый, наглядно показывают влияние вулканических извержений на историческую ситуацию.

Стоит также напомнить об извержении вулкана Санторини в Эгейском море, произошедшем примерно три с половиной тысячи лет назад. Объем извержения составлял, по современным оценкам, до 60 куб. километров твердого вещества. Итогом, считают историки, стала гибель Крито-Микенской культуры, породившая легенды о затонувшей Атлантиде.

Если бы в наши дни произошло извержение такой же мощи, как в случае с Кракатау или с Тамбора, то это не осталось бы без последствий для всех государств. Так, возникли бы проблемы с воздушным сообщением в мировом масштабе. Возникли бы проблемы и с Интернетом, не говоря уже о проблемах в сельском хозяйстве и в энергетике. «Это вполне реальная опасность, которую необходимо учитывать», - предупредил Иван Кулаков. Однако даже эти внушительные извержения, зафиксированные в историческое время, не идут ни в какое сравнение с супервулканами, извергавшимися много тысяч лет назад. Прежде всего, речь идет об упомянутом выше Йеллоустоне и о вулканах Таупа (в Тихом океане) и Тоба (остров Суматра). В настоящее время мы не наблюдаем здесь былой активности, однако нет никаких гарантий, что однажды названные вулканы не проснутся. Скажем, если вулкан Тоба проявит себя так, как это произошло 74 тысячи лет назад, то средняя температура на планете может упасть на десять градусов. Есть даже такая гипотеза, будто глобальный катаклизм, вызванный этим вулканом, побудил часть примитивных людей «поумнеть» в целях выживания. Именно так якобы появился Homo sapiens.

Правда, современному человеку подобное извержение не сулит ничего хорошего. В этой связи резонные опасения вызывает Йеллоустон. В этом месте, по мнению ученых, есть все объективные предпосылки для мощного взрыва. Взрывчатым веществом, объясняет Иван Кулаков, в данном случае может выступить смесь расплавов верхней коры и воды (не удивляйтесь, именно из-за воды происходят взрывы).

Кстати, среди россиян ходят довольно легковесные рассуждения о Йеллоустоне, который будто бы станет «наказанием» для Америки. Однако это слишком узкий и предвзятый взгляд на реальное положение вещей. «Если Йеллоустон взорвется, мало не покажется никому», - заметил Иван Кулаков. Подобные катаклизмы потому и называются глобальными, что они затрагивают всё человечество. И самое печальное, что предотвратить такое развитие событий мы не в силах. Однако в наших силах их предсказать. Для чего, собственно говоря, необходимо тщательнее изучать подобные явления.

Олег Носков

Письмо ученым от соседа

Четыреста российских ученых, отправивших Владимиру Путину открытое письмо о катастрофическом состоянии отечественной науки, дождались ответа. Как оказалось, их обращение перенаправили в ФАНО, на которое и жаловались главе государства исследователи. В документе на 12 листах агентство заверило, что делает все возможное для «сохранения высокого потенциала российской науки», и призвало ученых к конструктивному диалогу. Влиятельный академический «Клуб 1 июля» назвал объяснения ФАНО «масштабным обманом» и напомнил, что ученые обращались к другому адресату.

Группа из 400 известных российских ученых направила открытое письмо Владимиру Путину в конце 2017 года (см. “Ъ” от 27 декабря). Авторы обращения заявляли, что «подавляющее большинство академического корпуса» недовольно ходом реформы РАН. По их мнению, реформа привела к появлению «громоздкой и неработающей системы управления наукой», при которой институтам навязывают «заведомо неприменимые правила обычных бюджетных учреждений». Ученые заявляли, что «стиль и методы работы ФАНО мешают научной деятельности», и просили президента «проявить политическую волю», сменить юридический статус РАН и вернуть научные институты, которые сейчас подчиняются агентству.

В среду авторы письма сообщили “Ъ”, что получили официальный ответ. «Как оказалось, в аппарате президента решили, что это не в его компетенции, а ответ должно дать правительство. В правительстве тоже ответили, что это не совсем к ним, и попросили ответить Минобрнауки»,— сказал “Ъ” директор Института физики высоких давлений академик Вадим Бражкин. В свою очередь, министерство заверило ученых, что их «четко выраженная гражданская позиция вызывает глубокое уважение», и пообещало «тщательно проанализировать и учесть» их претензии. Также чиновники напомнили ученым и о позитивных итогах реформы: «Российская академия наук избавилась от функций, непосредственно не связанных с наукой, в первую очередь функций управления имуществом» — и передали письмо дальше.

В итоге, содержательно отвечать на обращение ученых пришлось Федеральному агентству научных организаций, на которое академики и жаловались президенту Владимиру Путину.

Стоит отметить, что агентство подошло к этой задаче серьезно: если письмо ученых уместилось на полутора страницах, то ответ ФАНО занимает 12 листов. Ведомство педантично объясняет, что требование передать научные институты обратно в ведение РАН невыполнимо, так как противоречит федеральному закону, двум указам президента, двум постановлениям правительства, а также «сформированной системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». Агентство отмечает, что ученые, требуя наделить РАН «особым статусом», не указывают, какой именно статус они имеют в виду. Жалобы на то, что к научным институтам «не применимы правила обычных бюджетных учреждений», на ФАНО не произвели впечатления — чиновники напомнили, что по закону «бюджетные учреждения» создаются для работы в том числе в сфере науки, образования, «а также в иных сферах».

Также чиновники отчитались по госфинансированию науки в 2014–2018 годах (сначала сократилось, но теперь вырастет), количеству научных публикаций (значительно выросло) и числу молодых ученых в научных институтах (за три года увеличилось на 3%). «ФАНО России всегда готово к конструктивному диалогу» «в рамках действующего законодательства», говорится в конце письма.

«Этот ответ вызывает двойственное впечатление,— признался “Ъ” академик Вадим Бражкин.— С одной стороны, на письмо 200 ученых (опубликовано в июле 2016 года.— “Ъ”) вообще не было никакого официального ответа. В этом плане очевиден прогресс — чиновники последовательно, по цепочке ответили. Даже вежливо, по бюрократическим меркам. Но мы, конечно, ждали ответа и от Владимира Путина — пусть хотя бы его пресс-секретарь сказал, что президент в курсе обращения». Содержательная часть ответа ученым осталась неясна: «ФАНО подробно перечислило законодательство и нормативы, по которым оно работает. Спасибо, конечно, но мы ждали не этого, да и письмо посылали не им»,— сказал господин Бражкин.

Научный «Клуб 1 июля» (создан в 2013 году, объединяет академиков, несогласных с реформой РАН) прокомментировал ответ чиновников не так дипломатично. Заслуженные академики указывают, что с утверждениями ФАНО «можно спорить по пунктам»: например, говоря о трехпроцентном росте числа молодых ученых, ФАНО не учитывает «близкие к рекордным показатели научной эмиграции молодежи из России».

«Главная мысль "Письма 400": академической науке в России плохо и она умирает. Альтернативная точка зрения чиновников, что ученым "жить стало лучше, жить стало веселее", является безответственным враньем,— говорится в комментарии клуба, предоставленном “Ъ”.— И если смотреть чуть дальше, чем до завтрашнего дня, этот масштабный обман является преступлением против государства».

Вадим Бражкин заявил “Ъ”, что сейчас авторы письма готовят повторное обращение к президенту Путину: «Мы собираемся написать: Владимир Владимирович, наше письмо прошло три инстанции, и нам везде сказали, что в рамках действующего законодательства ничего изменить нельзя. Так что вынуждены снова к вам обратиться — примите политическое решение, больше никто этого сделать не может».

Александр Черных

Сибирские ученые улучшают эффективность химиотерапии

На сегодняшний день один из самых распространенных методов борьбы с онкологией — это химиотерапия. Однако у нее есть серьезный недостаток: в ходе воздействия она уничтожает не только опухолевые, но и здоровые клетки. Ученые Новосибирского института органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН предложили использовать специальные химические структуры — мицеллы — чтобы доставлять лекарство точно к опухоли.  

Мы регулярно сталкиваемся с мицеллами в повседневной жизни: именно они являются основой поверхностно-активных веществ, а значит, всевозможных моющих средств, бытовой химии и косметики. Мицелла представляет собой шарообразную группу молекул, ядро которой образуют длинные гидрофобные группы, а поверхность — гидрофильные. Благодаря своей двойной структуре они могут, например, связать воду и жир, которые изначально не взаимодействуют друг с другом, или ломать поверхность бактерий, прорывая их мембрану.

Мицеллы можно использовать и в лекарственных целях: для этого нужно подобрать гидрофильную часть структуры таким образом, чтобы она была биосовместимой, то есть не разрушала клетки организма и не вызывала иммунный ответ. Идея специалистов НИОХ СО РАН состоит в том, чтобы создать мицеллы, которые будут раскрываться и выпускать заключенное в ядре лекарство, только дойдя до опухоли. Этого можно добиться благодаря тому, что кислотность в пораженных клетках чуть ниже, чем в здоровых тканях: исследователи могут сделать мицеллу, нарушающую свою стабильность при понижении кислотности.

Для этого исследователи собираются использовать мицеллы с дополнительной сшивкой ядра, то есть металлом, который добавляется к гидрофобной группе и делает её более устойчивой.

— Именно эта сшивающая часть и является лекарственной, — говорит старший научный сотрудник НИОХ СО РАН кандидат химических наук Мария Владимировна Еделева. — Пока в качестве модельного вещества используется цинк: он не проявляет противораковую активность, но может сшить мицеллу, сделать её стабильной в растворе, имитирующем кровь, и растворится при понижении кислотности.

Когда разработка подойдет к стадии доклинических испытаний, цинк можно будет заменить платиной, известной как хороший агент химиотерапии. Гидрофильной частью мицеллы является полиэтиленоксид, а гидрофобной — полистирол. Сейчас ученые уже доказали, что могут создавать полимер, который сшивается металлом и раскрывается при изменении кислотной среды. Специалисты НИОХ СО РАН получили грант Российского научного фонда на это исследование, работа будет продолжаться еще полтора года.

Пора на «ЛАБУ»

Правда ли, что Полярная звезда – самая яркая звезда на ночном небе? Может ли семья позавтракать одной животной клеткой? Чем ценны органические продукты и почему самолеты летают так высоко?

Проверить свои знания в области естественных наук и заодно пополнить их багаж жителям России предложили в рамках акции «Открытая лабораторная» или «ЛАБА», прошедшей в минувшее воскресенье.

Вообще, «ЛАБА» - международный проект, который проходит в нескольких странах. В России в прошлом году ее писали 15 тысяч человек, от камчатского города Аппатиты до Мурманской области. В этом году число участников оказалось не меньшим.

В Новосибирске «ЛАБА» прошла на пяти площадках: двух в Академгородке, в Биотехнопарке, ГПНТБ и областной научной библиотеке, вместивших около 700 участников. А главными организаторами выступила хорошо известная своим фестивалем «EUREKA!FEST» команда «Эврика». Наш корреспондент побывал на одной из площадок и взял небольшое интервью у «завлабов» - руководителя лаборатории гибридных материалов для электрохимических накопителей энергии ФЕН НГУ, к.х.н. Екатерины Федоровской и  преподавателя НГУ, ст.н.с. лаборатории поведенческой экологии сообществ животных ИСЭЖ СО РАН, к.б.н. Софьи Пантелеевой.

Завлабы в Областной библиотеке -  руководитель лаборатории гибридных материалов для электрохимических накопителей энергии ФЕН НГУ, к.х.н. Екатерина Федоровская и  преподаватель НГУ, ст. н. с. лаборатории поведенческой экологии сообществ животных ИСЭЖ СО РАН, к.б.н. Софья Пантелеева Желающих проверить свои знания оказалось немало: в конференц-зале Областной научной библиотеки не осталось свободных мест. Полчаса – на то, чтобы выполнить задания «ЛАБЫ». Еще час - завлабы вместе с участниками разбирают вопросы и дают объяснения. А потом – небольшая научно-популярная программа (которая на каждой площадке была разной). Ну а пока новосибирцы отвечали на вопросы лабораторной, завлабы согласились ответить на вопросы нашего сайта.

– Первый вопрос – как стать «завлабом». А конкретнее – как сформировалась команда для проведения «ЛАБЫ»?

Софья Пантелеева: «Завлабов» набрали из числа активных популяризаторов науки, которых в нашем городе, к счастью, немало. Главным организатором в Новосибирске выступил Александр Дубынин («EUREKA!FEST») и он пригласил остальных «завлабов».

– Как вы оцениваете сложность вопросов «Лабораторной»? Для ее выполнения достаточно знаний из школьного курса?

Екатерина Федоровская: Я думаю, что суть «ЛАБЫ» заключается несколько в ином. Сами вопросы основаны на материале школьной программы. Однако часто для получения ответа надо еще и поразмышлять. Не просто вспомнить что-то из учебника, а понять, как это оценить, прийти к каким-то выводам на основе этого материала. И это, скорее, склад ума человека.

– А вы сами пробовали отвечать на эти вопросы?

Вместе: Конечно!

Школьники оказались самыми активными участниками – И каким был результат?

С.П.: Мы выполнили ее примерно на 75 %. Но главная цель лабораторной – не набрать как можно больше баллов, а просто понять, что на простые вопросы бывают сложные ответы. И даже если вопрос кажется простым, все равно надо сначала подумать, потому что очевидное, на первый взгляд, решение может оказаться не верным.

– Как набирались участники? Видно, что преобладают школьники – это было организовано или так вышло?

Е.Ф.: Лично мы ни о каких специальных мерах по явке не слышали. Реклама акции была довольно широкой – и в социальных сетях, и даже на некоторых новостных сайтах. Так получилось, что школьники оказались самыми активными участниками, причем, среди зарегистрировавшихся не только старшеклассники, есть восьмиклассники и даже пятиклассники.

– А люди старше двадцати? Почему их так немного? На других мероприятиях – научном кафе «Эврика», шоу «Разберем на атомы» в «Бродячей собаке» взрослых людей гораздо больше.

С.П.: Может быть, дело в том, что в этот раз мы проводим мероприятие не в кафе, а в библиотеке (смеется). Но, вообще, я думаю, что эта ситуация еще изменится. «ЛАБА» проходит в Новосибирске всего второй раз, ей еще надо дать немного времени и она станет гораздо популярнее, я уверена.

– Это сейчас стало популярной формой акций: у нас проходят «Тотальный диктант», «Открытая лабораторная», «Контурная карта» по географии и т.д. А как вы оцениваете такой формат популяризации науки?

Е.Ф.: Он сейчас хорошо развивается в нашем городе, с каждым годом становится все больше мероприятий такого рода, и мы всеми силами этому способствуем, через EUREKA!FEST, через другие площадки.

С.П.: Отличный формат! Надо развивать все форматы, и такие, и Science Slam, и другие. Популяризации науки много не бывает!

Наталья Тимакова

Академику Колчанову вручили орден

9 февраля временно исполняющий обязанности губернатора Новосибирской области Андрей Травников провел торжественную церемонию, посвященную Дню российской науки.

Глава региона поздравил учёных с праздником, поблагодарил за тот вклад, что они внесли в развитие Новосибирской области и отечественной науки. Затем вручил учёным государственные награды Российской Федерации, а также Почётные грамоты и Благодарности губернатора Новосибирской области.

В числе награжденных - директор ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» академик РАН Николай Александрович Колчанов. Указом Президента Российской Федерации за заслуги в развитии науки и многолетнюю добросовестную работу Николай Александрович удостоен ордена Дружбы. Почетной грамотой Губернатора Новосибирской области за заслуги в развитии науки и многолетнюю плодотворную деятельность награждена ученый секретарь ФИЦ, кандидат биологических наук Галина Владимировна Орлова.

Напомним, что накануне, 8 февраля, в Академгородке прошли традиционные мероприятия, посвящённые Дню Российской науки, с участием Президента РФ Владимира Путина. А также - заседание Совета по науке и образованию.

– Президент Владимир Путин дал понять, что сейчас самое время и есть все необходимые условия для того, чтобы новосибирский научный центр вступил на новый, более ускоренный этап развития, – отметил в своем выступлении Андрей Травников. И подчеркнул, что Президент РФ дал поручения проработать план программы этого развития, поддержал создание в новосибирском научном центре крупных проектов.

Одним из таких проектов может стать создание на территории области агробиотехнопарка, проект которого академик Колчанов представлял недавно членам правительства РФ и руководству Новосибирской области.

Наша справка

Академик Николай Александрович Колчанов - основатель российской школы биоинформатики и системной компьютерной биологии. Под его руководством разработаны информационно-компьютерные методы для решения задач биоинформатики и системной компьютерной биологии.

Приоритетное значение имеют результаты Н.А. Колчанова по изучению молекулярно-генетических механизмов функционирования и эволюции регуляторных систем организмов, а также молекулярных механизмов мутационного процесса. На основе методов биоинформатики и генной инженерии созданы биосенсорные системы для исследования влияния стрессовых факторов внешней среды на экспрессию генов и функционирование генных сетей бактериальных клеток.

Академик Колчанов – автор и соавтор более 670 опубликованных работ, включающих статьи в отечественных и зарубежных реферируемых научных журналах, монографии, учебные пособия, авторские свидетельства и патенты. Работа Николая Александровича по биоинформационному исследованию молекулярных механизмов мутационного процесса генов иммуноглобулинов признана журналом NatureImmunology классической среди 25 работ по данному направлению, опубликованных в мировой печати с 1966 по 2003 год. В 2007 году академик Н.А. Колчанов возглавил Институт цитологии и генетики СО РАН. Под его руководством в 2015-2017 гг. прошла реорганизация Института в Федеральный исследовательский центр (в который на правах филиалов вошли СибНИИРС, НИИКЭЛ и НИИТПМ), ставший на сегодня крупнейшим научным учреждением страны в области генетических исследований.

С 2003 года Н.А. Колчанов ведет большую педагогическую работу в Новосибирском национальном исследовательском государственном университете: он заведует кафедрой информационной биологии, выпускающей специалистов – биоинформатиков; является профессором кафедр информационной биологии, цитологии и генетики.

Н.А. Колчанов принимает активное участие в научно-общественной и научно-организационной работе. Он являлся членом Президиума Совета по науке и образованию при Президенте Российской Федерации в 2016-2017 гг., является членом Совета по грантам Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых и по государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации, членом Совета Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), вице-президентом Центрального Совета Вавиловского общества генетиков и селекционеров (с 2004 г.), членом Комиссии РАН по генно-инженерной деятельности, заместителем председателя Научного совета РАН по генетике и селекции, председателем Научного совета СО РАН по биоинформатике. Н.А. Колчанов – эксперт Минобрнауки РФ.

Активную организационную работу Н.А. Колчанов ведет в Федеральном агентстве научных организаций: он член Научно-координационного совета (НКС) ФАНО России, председатель Рабочей группы по поддержке и развитию биоресурсных коллекций секции «Науки о жизни» НКС при ФАНО России. Николай Александрович является организатором крупнейшей в России международной мультиконференции по биоинформатике регуляции и структуры геномов и системной биологии (Bioinformatics of Genome Regulation and Structure\Systems Biology — BGRS\SB). С 20 по 25 августа 2018 года ИЦиГ СО РАН будет проводить очередную, 11 серийную Международную мультиконференцию.

Также он является членом редакционных коллегий ряда отечественных и международных журналов: «Генетика», «Сибирский экологический журнал», «Вавиловский журнал генетики и селекции» (зам. главного редактора), «Наука из первых рук» (член редакционного совета), "Journalof Stress Physiology & Biochemistry", "Mathematical Biology and Bioinformatics".

Пресс-служба ФИЦ «ИЦиГ СО РАН»

«Художник, что рисует… эволюцию»

– Приветствую всех на Дне Дарвина! Если не ошибаюсь, мы проводим этот праздник в десятый раз и, судя по явке, вероятно, в последний, – с такими словами обратился к полупустому конференц-залу ФИЦ ИЦиГ СО РАН профессор Павел Бородин.

Впрочем, ситуация изменилась буквально за несколько минут, зрители подходили, и вскоре свободных мест практически не осталось. В результате, Павел Михайлович завершил программу праздника куда более оптимистичным пожеланием скорой встречи. Ему «вторил» неизменный участник праздника – плакат «Учение Дарвина всесильно, потому что оно верно!».

Профессор Павел Михайлович Бородин - главный организатор всех Дней Дарвина в ИЦиГ А между двумя этими фразами была интересная и насыщенная программа, доказывающая, что ученые не ограничивают свой творческий подход стенами лабораторий. Впрочем, это уже стало доброй традицией праздника: постоянные эксперименты с форматами и содержанием его программы.

В прошлые разы его участников ждали кукольный фильм «Дарвиншоу» со слегка психоделическим сценарием (автор кукол - Софья Кантемирова), тувинский ремейк известного блокбастера Charles, реалити - квест лаборатории экологического воспитания "По дарвиновским местам", рэп-баттл и многое другое.

 

 

 

 

Те, кто услышал stand-up Ларисы Мейстер уже не смогут смотреть на собак так, как прежде Не стало исключением и празднование Дня Дарвина-2018. Во-первых, было решено отказаться от традиционной лекции («лекции сейчас никто уже не читает»). Ее заменил stand-up Ларисы Мейстер: «Псы не то, чем кажутся».

– Собаки сопровождали Чарльза Дарвина всю жизнь, - начала она свой рассказ. – У него было пять собак в течение жизни. И даже в последний путь его провожала собака, правда, не его, а его друга.

А затем был небольшой рассказ о том, как устроен внутренний мир собак, что отличает их от волков и как это сказалось на эволюции собачьего рода. Масса полезной информации, изложенной в максимально живой и доступной форме. Судя по аплодисментам зрителей, замена формата оказалась удачной.

 

 

 

Выходя на сцену, следующий участник программы – Павел Никулин – честно признался: «Я не знаю, почему Павел Михайлович каждый раз заставляет меня это делать». Имелось в виду - готовить к каждому празднику стихи. Вопрос надо признать риторическим, поскольку литературный талант одного Павла (Никулина) прекрасно объясняет мотивы второго (Бородина).

Балетный детектив окончательно убедил собравшихся, творческий потенциал молодого поколения российских ученых не знает границ Программу продолжили клип Евгения Тийса  «Дарвин рисует дождь» и балетный детектив «Дело о пляшущих вьюрках». Последний не только аргументировано обосновал тезис о том, что танцевальное искусство не всегда способствует выживанию вида, но и окончательно убедил собравшихся – творческий потенциал молодого поколения российских ученых не знает границ.

Как видите, праздник вполне себе удался и заслуживает того, чтобы оставаться доброй традицией Института цитологии и генетики и впредь. А для тех, кто не смог на него попасть, напоминаем: День Дарвина в ИЦиГ дал старт целой «Дарвиновской неделе». И в ее рамках в НГУ до воскресенья произойдет немало интересных событий. Надеемся, что мы сможем вам представить наши репортажи с некоторых из них.

Наталья Тимакова

Интернет из космоса

SpaceX точно следует инвестплану, для которого полеты на Марс не в приоритете. Это лишь прекрасное шоу для энтузиастов. Настоящая цель — космический интернет, раздаваемый всему человечеству с орбиты.

Запуск сверхтяжелой ракеты Илона Маска произвел глобальный оглушительный эффект своей зрелищностью. Манекен в родстере, трек Боуи, синхронно приземлившиеся блоки первой ступени — все это произвело впечатление фантастического шоу. Голливудский масштаб постановки доставил огромное удовольствие всем фанатам Маска, однако (и это в каком-то смысле тоже было целью) заслонил истинные бизнес-масштабы произошедшего.

Начнем с того, что Илон Маск воспринимается широкой публикой как дерзкий мечтатель, мечтающий переселить человечество на Марс. Умело подогревая образ в меру чокнутого, в меру прагматичного предпринимателя, Маск фокусирует на себе глобальное внимание и чрезвычайно эффективно его капитализирует. Однако внимательно прочтем, в какую же, собственно, задумку он положил свои собственные первые $100 млн в далеком 2006 году? Звучало ли там слово Марс? Да, но скорее как курьез. С первого дня целью компании была обозначена великая и крайне прагматичная цель — космический интернет, раздаваемый глобально всему человечеству.

Идея низкоорбитального интернета сразу захватила умы наиболее прозорливых инвесторов Кремниевой долины. Уже 10-15 лет назад они понимали, что человечество нуждается в единой глобальной сетевой инфраструктуре, доступной и в мегаполисе, и в пустыне. И хотя весь хайп с интернетом вещей и тотальной роботизацией был еще в зачатке, было понятно, что вынесение в космос ключевой инфраструктуры связи — это мегапроект.

Сразу были прикинуты и технические параметры, в частности стало понятно, что повесить удобные геостационарные спутники, которых для глобального охвата нужно с десяток, — увы, не получится. Слишком долго сигнал будет путешествовать в космосе, и пинг превысит все разумные значения. Ни для промышленного применения, ни для транспорта, ни тем более для массовых компьютерных игр и социальных сетей такая задержка неприемлема. А потому стало понятно, что космический интернет будет низкоорбитальным, а следовательно, спутников должны быть сотни и даже тысячи!

Откуда деньги у SpaceX

Первыми инвесторами после Маска стали его бывший партнер по PayPal Питер Тиль через свой знаменитый фонд Founders Fund, а также легендарный фонд Draper Fisher Jurvetson. Стив Юрветсон был первым, кто «разглядел Маска», и был одним из первых инвесторов в его проекты — SpaceX и Tesla. Он же, к слову, один из авторов «электронного государства» в Эстонии, обладатель электронного паспорта № 1.

За последующие годы, в 9 раундах, SpaceX привлекла уже $1,6 млрд инвестиций в капитал (и это не считая грантов и других денег, прежде всего от NASA и иных госорганизаций). И в числе инвесторов практически вся элита Кремниевой долины. А текущая оценка компании уже достигла $21 млрд.

В предпоследнем раунде на $1 млрд инвестором стала компания Google, которая на данный момент внесла наибольший вклад в проект низкоорбитального интернета. И проект развивается полным ходом! Планируется, что он начнет приносить доход в $5 млрд уже в 2020 году, а к 2025-му вырастет до $35 млрд! Это, к слову, означает, что многотысячная группировка спутников (называются разные цифры, от 2200 до 4000 спутников) должна быть массово выведена в период до 2020 года. И как мы видим, сроки в целом выполняются. С возможным сдвигом в один-два года.

Из всех заявленных проектов только проект Илона Маска подразумевает, что он будет использовать собственные носители для выведения спутниковой группировки Вслед за SpaceX о проектах такого масштаба заявил британский проект OneWeb, за которым стоят Ричард Брэнсон и калифорнийский гигант Qualcomm, с такими же инициативами выступили Samsung и китайские космические компании. Количество выводимых спутников в этих констелляциях поражает воображение — по последним данным, OneWeb планирует запуск 640 спутников, которые будут развернуты буквально за несколько лет (планы постоянно плывут, но ожидается, что это произойдет не позднее 2020 года). Кстати, долгое время основной «рабочей лошадкой» для вывода этой констелляции планировались российские «Союзы». На данный момент OneWeb привлек $1,7 млрд в трех раундах инвестиций, крупнейшим инвестором стал знаменитый SoftBank, вложивший $1,2 млрд в 2016 году.

В свое время Samsung заявил проект по выводу 4600 спутников к 2028 году, что также станет массовым космическим проектом. Параметры китайской группировки не озвучиваются, но они также будут весьма масштабны.

Небесный Wi-Fi

Что же мы видим? Из всех заявленных проектов только проект Илона Маска подразумевает, что он будет использовать собственные носители для выведения спутниковой группировки. Потому, кстати, мы имеем меньше информации о его проекте — ему не нужно заранее контрактовать пуски (хотя в утекших в WSJ документах мы видим планы по запуску по 50 Falcon 9 в год, то есть практически еженедельные запуски в течение трех лет!). Иными словами, космическая интернет-инфраструктура требует на порядок больше пусков, чем вся текущая космическая индустрия.

Заявленный вес спутников OneWeb составляет порядка 200 кг, что означает, что суммарный вес группировки, которую надо вывести на орбиту, составляет 130 т. Группировка Маска будет в несколько раз «тяжелее». Китайцам и корейцам тоже понадобится выводить сотни тонн грузов, причем делать это практически ежегодно. Вот вам и ответ, откуда появился запрос на тяжелую и сверхтяжелую ракету, для которой раньше запросов и задач (кроме научно-престижных, таких как полет на Луну или Марс) не существовало.

Как становится понятно, Falcon Heavy — это промежуточная ракета для долгосрочной стратегии SpaceX, именно потому она и не подавалась на сертификации NASA для доставок грузов на МКС и других задач.

Для этого есть «космический извозчик» Falcon 9, из которого, собственно, как из кубиков, и собрана тяжелая ракета. Судя по всему, задача «тяжеловоза» — обеспечить скорый и надежный транспорт на орбиту спутниковой группировки Маска и развернуть космический интернет в заявленные сроки (и видимо, первыми в этой новой космической гонке). И с ракетой, которая может вывести 63 т на низкую орбиту, — это существенная заявка на победу!

Итак, что же получается: Марс ни при чем, а красный родстер запулили в черный космос как в копеечку? И да, и нет.

Прагматичный инвестплан SpaceX, выполняемый пока весьма точно, никакого Марса не предполагает. Это все прекрасное шоу для энтузиастов. Однако уже в середине проекта стал понятен могучий синергетический эффект, который оказывает этот тренд на мировую космонавтику.

Космические инвестиции

Как только информация о планируемых массированных запусках спутниковых группировок просочилась в долину, там начался бум инвестиций в космос. В 2014 и 2015 годах наблюдался такой ажиотаж, что Space был самым быстрорастущим сегментом венчурных инвестиций. Были заявлены десятки проектов по малым спутниковым группировкам, которые предназначаются для дистанционного зондирования земли, поддержки навигации и других прагматичных задач. Прогнозное удешевление стоимости вывода сделали коммерчески привлекательными множество проектов, и начался бум создания микро- и наноспутников. Космическая индустрия получила второе дыхание и тут уже принялась за совершенно амбициозные проекты.

К ним следует отнести такие сверхамбициозные проекты, как Planetary Resources и Deep Space Industries. Как следует из названия, компании предполагают добычу космических ресурсов на астероидах. Но с какой целью? Недавно это стало окончательно понятно. К слову, автор этих строк высказал почти год назад предположение об истинных планах этих компаний на заседании Экспертной коллегии Военно-промышленной комиссии, обсуждавшей стратегию Роскосмоса. И да, вскоре после этого в блогах компаний эта гипотеза была подтверждена. В чем она?

Суть в том, что на повестку дня поставлена задача создания в космосе промышленной инфраструктуры — крупных орбитальных станций, способных к производству значительного количества различных изделий. Именно для решения этой задачи в космосе необходимо обеспечить добычу воды, кислорода, водорода (как топлива), а также материала для крупногабаритных конструкций. Откуда же их брать? Вариантов немного: сборка и утилизация космического мусора (заброшенных и отработавших ресурсы спутников), Луна и околоземные астероиды (орбиты которых проходят недалеко от Земли и которых в настоящее время обнаружено уже несколько тысяч).

Пока же под красивые презентации о Марсе ведущие инвесторы и предприниматели мира делят ставший доступным пирог ближнего космоса Какая из моделей развития орбитальной промышленности победит, пока непонятно, однако к этой, следующей вслед за «космическим интернетом» гонке уже начали готовиться. Прорабатывать технологические аспекты, формировать проекты, готовить носители. К слову, в России также есть кое-какие перспективные наработки, а автор этих строк совместно с Сергеем Жуковым, руководителем AeroNet НТИ, ведет их активный поиск, но все же России эта гонка, будем честны, еще не коснулась.

Орбитальные производства пока не имеют своего «наполнения»: что именно производить в космосе будет выгоднее, чем на Земле, еще непонятно. Но тут сформировалась «обратная связь». Сама по себе возможность космического производства делает возможными (и счетным в инвестиционном плане) проекты по их разработке. К примеру, в России компания 3D Bioprinting Solutions при поддержке Роскосмоса планирует проведение тестовой печати органов человека в условиях невесомости. А ведь напечатать полый орган (например, сердце) из мягких тканей возможно только в невесомости. И если это удастся, то у огромного числа людей, ждущих пересадки, появится шанс получить напечатанное из клеток их собственного тела сердце, которое не будет отторгаться организмом!

Поделить бизнес в космосе

Проект «космического интернета» породил прорыв в удешевлении доставки грузов на орбиту. Снижение цены и появление «рынка доставки» сделало возможным планирование космического производства. Запуск десятков проектов по орбитальной добыче ресурсов и производству потянуло за собой амбициозные планы космического строительства. И у космоса появилось будущее как у гигантской инфраструктуры и индустриальной площадки. Об это недавно заявил и Джефф Безос, еще один миллиардер, вкладывающий ежегодно по $1 млрд личных денег (он аккуратно продает на эти цели небольшой пакет своих акций Amazon).

И все же при чем тут Марс?! Во-первых, это красиво! Во-вторых, это массово понятный бренд и цель. И в-третьих, до него земляне когда-нибудь долетят. Когда построят космические производства, способные собрать космический корабль на орбите. Когда удешевят доставку грузов на орбиту еще в 10-100 раз. Когда космос станет крупнейшей индустриальной площадкой. И когда в этом появится реальный практический смысл.

Пока же под красивые презентации о Марсе ведущие инвесторы и предприниматели мира делят ставший доступным пирог ближнего космоса. И планируют на этом сказочно обогатиться. Мы же, увы, в этом пока лишь зрители. И как показали последние дни, мы зрители, восторгающиеся мегашоу, но не понимающие, а что оно, собственно, означает.

Евгений Кузнецов

Наша «точка отсчета»

Совсем недавно со стороны Русской православной церкви поступило предложение – вернуться к старому стилю по Юлианскому календарю, по которому страна жила до революции. Заявление совпало со знаменательной датой: ровно сто лет назад советская власть ввела Григорианский календарь. Этот шаг, безусловно, считался прогрессивным, и долгое время никому у нас в стране не приходило в голову оспаривать нововведение большевиков. Если Европа живет по Григорианскому календарю, то какой смысл хвататься за старое?

Тем не менее, разговоры о возвращении к старому стилю в последние годы стали звучать всё чаще и чаще. Недавнее заявление представителя РПЦ на этот счет – лишь один из эпизодов борьбы за Юлианский календарь. Церковь, как мы знаем, проводит богослужения в соответствии со старым стилем. А поскольку в настоящее время мы наблюдает небывалое сближение церковных иерархов с высшими эшелонами власти, в церковных кругах выражают уверенность, что рано или поздно это возвращение к старому стилю обязательно состоится для всего государства. Интересно, что иной раз свое слово в пользу Юлианского календаря высказывают люди вполне светские. Якобы, этот календарь был создан на основе гелиоцентрических представлений о мире, в то время как католики в создании нового календаря опирались на устаревшую геоцентрическую модель. Отсюда следует вывод, будто старый стиль, на самом деле, более «прогрессивный» и находится в полном согласии с научным мировоззрением.

На самом же деле составление календаря само по себе далеко отстоит от политики и идеологии. И в данном случае  апеллировать к каким-то «патриотическим» или иным чувствам бессмысленно. Здесь в свои права вступает астрономия как точная наука. И только разобравшись в предмете, можно будет отделить принципиальные вещи от популистских заявлений.

Эту календарную тему осветил с научных позиций сотрудник Большого новосибирского планетария Илья Орлов, выступая с лекцией в ГПНТБ СО РАН по случаю празднования Дня российской науки. В качестве завязки прозвучал вопрос: «Что интересного случилось в нашей стране сто лет назад – 8-го февраля 1918 года?». Разумеется, первое, что пришло в голову – это версия о введении Григорианского календаря. Однако это - ошибка. Дело в том, отметил ученый, что в нашем календаре за 1918 год никакого 8-го февраля нет вообще. Февраль там начинается аж с 14-го числа. То есть так выстроились числа после указанного нововведения.

Главный вопрос: зачем новая власть затеяла календарную реформу? И вот здесь стоит всерьез поговорить о существующих календарях. До сих пор, как ни странно, в мире существует несколько календарей, которые далеко не во всем совпадают. Человечество, объясняет Илья Орлов, пытается на эту тему договориться уже более тысячи лет, однако - «не судьба». Спор о том, чей календарь лучше и правильнее, продолжается до сих пор. Всегда возникали проблемы с тем, что выбрать за точку отсчета. У каждого народа здесь были свои великие события, укоренные в религиозной традиции и не связанные с астрономией. Дальше придется договариваться о том, по какому принципу необходимо «расчленять» год, как устанавливать продолжительность каждого месяца. Например, долгое время продолжительность месяца устанавливали по фазам луны, однако с астрономической точки зрения это не совсем удобно, поскольку здесь от месяца к месяцу указанное значение «болтается» примерно на шесть часов. Иначе говоря, один месяц не совпадает с другим, и как их согласовать, непонятно.

С продолжительностью года тоже долгое время были неувязки. Сейчас мы обозначаем словом «год» период обращения Земли вокруг Солнца. Однако пару тысячелетий назад строение космоса мыслилось иначе, и о вращении нашей планеты речь не шла. Продолжительность года была впервые установлена древними египтянами, отмечает Илья Орлов. Это произошло примерно пять тысяч лет назад. И надо сказать, египтяне не ломали голову по поводу того, что там и вокруг чего вращается. Солнце воспринималось как огненная колесница, движущаяся по небосводу. Для установления календаря важную роль играют астрономические события, точно фиксируемые в ходе наблюдений за небом. Речь, в данном случае, идет о равноденствиях и солнцестояниях. Эти события наблюдались еще в глубокой древности, позволяя довольно просто «отслеживать» перемещения Солнца на фоне созвездий. Все известные нам гороскопы пошли именно оттуда. Год можно посчитать как раз в связи с условным движением Солнца по этим созвездиям. Скажем, Солнце находилось в созвездии Стрельца и через определенное время снова там оказывалось. Вот этот промежуток времени и принято принимать за один год. Его и принимают за единицу измерения. Однако и в этом случае есть некоторые проблемы (как и в случае с месяцем). Количество дней в году не укладывается в целое число. Необходимо отслеживать, в какое время начался конкретный год – в полночь или в шесть утра. «Это была самая большая проблема календаря – в том, что году у нас не целый», - подчеркнул Илья Орлов. Поэтому пришлось договариваться, что в году будет 365 дней.

Что же тогда делать с остатком, составляющим почти четверть суток? Причем, от года к году он все время накапливается. Впервые об этот задумались как раз египтяне. Вопрос они решили так: позволили началу года «гулять» по всем сезонам. И по такому календарю Древний Египет жил полторы тысячи лет, нисколько о том не переживая.

Европейцы решили проблему по-другому. Они позволили вот этим остаткам накапливаться до тех пор, пока они не составят целый день. Впервые понятие високосного года ввели римляне. Именно они и составили календарь, которые принято называть Юлианским. Назван он так в честь Юлия Цезаря. Считается, что именно он предложил каждые четыре года вставлять в календарь один дополнительный день. Он же предложил начинать новый год с первого января. «Это было уже лучше, чем у египтян, поскольку такой календарь в большей степени соответствует тому, о чем нам говорит астрономия», - отметил Илья Орлов. Тем не менее, небольшие погрешности здесь постепенно накапливались, из-за чего возникало несоответствие с астрономическим годом. В частности, весеннее равноденствие, которое по изначальному Юлианскому календарю выпадало на 25 марта, за полторы тысячи лет переместилось к 10 марта. То есть весеннее равноденствие движется к новому году.

Как раз с этим обстоятельством возникла сложность, поскольку христианская Пасха привязывалась ко дню весеннего равноденствия. Отсюда возникла необходимость в поправках, в результате чего и возник Григорианский календарь. Его появление связывают с римским папой Григорием XIII, хотя сам он ничего не изобретал (просто подписал соответствующий документ). Несмотря на сложность некоторых расчетов, Григорианский календарь в большей степени, чем Юлианский, соответствовал астрономическому календарю. По словам Ильи Орлова, «если в Юлианском календаре разница в один день накапливалась примерно за 128 лет, то здесь разница в день накапливается примерно за 3 тысячи лет. А на самом деле еще медленнее».

К моменту принятия Григорианского календаря (к концу XVI века) уже накопилась ошибка в 11 дней. Это казалось очень много, поэтому государства Европы не спешили с нововведениями, поскольку они требовали радикального пересмотра дат. Однако к началу XX века почти все европейские государства (а также США) перешли на этот календарь. Российская империя так и не смогла этого сделать, для чего понадобилась революция. И в настоящее время почти весь цивилизованный мир (за исключением некоторых арабских государств) живет по Григорианскому календарю.

Разумеется, Григорианский календарь не является вершиной совершенства, и здесь есть ещё, к чему стремится. Однако вряд ли возврат к Юлианскому календарю можно будет рассматривать как прогрессивный шаг. Во всяком случае, к достижениям точных наук это не будет иметь никакого отношения. Здесь, еще раз подчеркну, не вопрос идеологии, и даже не вопрос соблюдения традиций. Решающее слово должно остаться, все-таки, за астрономией.

Олег Носков

«Селекция обладает всеми признаками настоящей науки»

Является ли селекция настоящей наукой? Какие задачи она решает? Можно ли создать идеальный сорт? Об этом и многом другом – в интервью с помощником руководителя ФАНО, д.с.х.н., профессором РАН Екатериной Журавлевой.

– Екатерина Васильевна, так все таки, селекция – это наука или набор определенных технологий?

– В свое время академик Николай Иванович Вавилов посвятил этому вопросу ряд статей, где он рассматривал селекцию как искусство, как технологию и как науку. Он пришел к выводу, что все три трактовки имеют право на существование. Более того, должны находиться в определенном балансе между собой. И я полностью разделяю этот подход. Потому что как только мы начинаем рассматривать селекцию в качестве научной дисциплины, тут же подключаются генетика, биохимия, биофизика и т.д. Возникает возможность исследований на стыке научных дисциплин, что, собственно говоря, один из главных современных трендов мировой науки. Покажу на простом примере, как это работает. Когда селекционер создает новый сорт любой сельскохозяйственной культуры, он, как и положено ученому, начинает с планирования эксперимента. Создает модель сорта, исходя из характеристик данной культуры, данного региона и т.п.  Далее начинается работа над достижением необходимых параметров. Таких, например, как продуктивность нового сорта. А на нее влияют многие факторы, которые нельзя изучить иначе как с помощью научных исследований. Например, надо изучить геном этого растения, оценить его генетическую предрасположенность использовать минеральные вещества, находящиеся в почве на территории его предполагаемого посева. Но дальше нам надо будет изучать работу его корневой системы, физиологию и т.д. Иначе селекционер просто не сможет реализовать генетический потенциал того или иного сорта в плане продуктивности. Таким образом, создание нового сорта, селекция невозможны без масштабных и разноплановых научных изысканий, результаты которых впоследствии селекционер должен подвергнуть анализу и синтезу. Как назвать такую работу, если не наукой.

– Но наука подразумевает получение не только нового продукта (в данном случае – сорта), но и новых знаний? А какие новые знания приносит работа селекционеров?

– Они содержатся, прежде всего, в самом процессе создания сорта: методы, подходы, принципы селекции. Далее, генетические основы создания сорта. Проще говоря, для успешной работы селекционер должен изучить всю родословную сорта, тех растений, которые он использует для скрещивания, построить его «генеалогию», с учетом и дикорастущих предков. Выделяется связь между происхождением сорта и той характеристикой, которую требуется получить в создаваемом сорте. Мы получаем новые знания о возможных генах-донорах. В дальнейшем такое генеалогическое древо будет использоваться и при подборе новых пар. Также эта работа ведет как к совершенствованию старых методов, так и появлению новых, на основе новых же знаний, полученных в ходе селекционной работы. Так появился, например, метод возвратных скрещиваний (беккроссинг), который решает задачу не создания совершенно нового сорта, а только улучшения уже существующего. Он применялся в работе с пшеницей для преодоления отрицательной корреляции между урожайностью и зимостойкостью.

Долгие годы ученые не могли создать зимостойкий короткостебельный продуктивный сорт пшеницы. И с помощью этого метода удалось внедрить ген короткостебельности в те сорта, которые сейчас применяются. И это именно научный вклад селекции, потому что решить задачу удалось с помощью новых методов, разработанных именно в ходе селекционной работы.

– А где селекционер проводит больше времени, в лаборатории или «в полях»?

– Для селекционера поле – это лаборатория под открытым небом. Полевая работа ведется постоянно, на протяжении года мы работаем со всеми питомниками. В зависимости от типа питомника, решаем те или иные задачи. И можно прямо по питомникам проследить – где появляется наука. Коллекционный питомник, главная задача работы здесь – подбор пар. Здесь используются генеалогические методы, получают новые знания о генах-донорах. И на этой стадии необходимо тесное взаимодействие селекционеров и генетиков. Эта стадия очень важна, например, в маркер-ориентированной селекции. Следующий этап  - питомник гибридизации. Здесь ученый-селекционер применяет математический анализ, использует моделирование. Такие работы проводил профессор Анатолий Федорович Мережко. Под его руководством были созданы базы данных, которые позволяли осуществлять целенаправленный подбор родительских форм при создании нового сорта. По сути, был создан новый научный метод подбора пар. Ну и конечно, в этих питомниках постоянно идет сбор и анализ новой информации.

– Новый сорт – это конечный результат? Работа закончена и можно переходить к новым задачам?

– Новый сорт – это готовый к выводу на рынок продукт. Но работа селекционера на этом не заканчивается, надо еще и разработать агротехнологии «под» этот сорт. Это не просто описание набора каких-то технических характеристик. Это научная работа по раскрытию генетического потенциала созданного сорта, и, кроме селекционера, никто эту работу провести не сможет. Даже если в работе задействованы какие-то привлеченные лаборатории, общее руководство осуществляет сам селекционер. Только автор сорта досконально знает его генеалогию и может на ее основе показать, насколько этот сорт будет отзывчив на те или иные удобрения, провести оптимальный подбор подкормки на научной основе и т.п. Иначе говоря, все то, что не сможет сделать агроном, поскольку не обладает необходимым инструментарием.

– Сегодня перед наукой стоят разные задачи, решение некоторых окажет заметное влияние на развитие нашей цивилизации. Например, холодный ядерный синтез, построение квантового компьютера или эффективные методы лечения онкозаболеваний. А есть подобные задачи у селекционеров?

– Если говорить в таком ключе, как вы сформулировали вопрос, то это, прежде всего, создать для каждой из основных сельскохозяйственных культур сорт универсального назначения. Чтобы он обладал высокой урожайностью, обладал высокими показателями по качеству. И, самое главное, был пластичным и адаптивным для разных климатических зон, сохранял стабильно высокие показатели в любых условиях, при засухе или, наоборот, дождливом лете и т.п. Объединить в его генотипе все лучшее, что есть у предшественников и диких сородичей.

– А это, в принципе, решаемая задача или некий идеал, к которому надо стремиться?

– В принципе, эта задача решаемая, но очень сложная. Как я говорила ранее, даже объединение в одном генотипе пшеницы трех показателей – короткостебельность, зимостойкость и продуктивность – оказалось очень серьезным шагом, потребовавшим многолетней работы селекционеров всего мира. Но в итоге этот барьер преодолели. И когда-нибудь мы решим и сверхзадачу создания универсальных сортов.

Георгий Батухтин

В лучших традициях

День Российской науки в нашем городе был отмечен одной знаменательной, на мой взгляд, презентацией. Государственная публичная научно-техническая библиотека (ГПНТБ) СО РАН подготовила для гостей мероприятия великолепный сюрприз: представителям городских библиотек и руководителям молодежных клубов были розданы новенькие экземпляры некогда знаменитого научно-популярного альманаха для детей «Хочу всё знать».

Книга оказалась поистине своевременной и нужной. Как отметил заместитель директора ГПНТБ С РАН по связям с общественностью Антон Веселов, большую часть старых экземпляров этого альманаха (изданных еще в советское время) пришлось списать по состоянию. Причина проста – сборники оказались настолько популярными, что за многие годы их просто «зачитали в хлам». К большому сожалению, в таком потрепанном виде выдавать эти книги читателям уже не представляется возможным. И вот теперь – к радости и детей, и взрослых  – альманах получает новую жизнь. Благодаря поддержке ПАО «РусГидро» популярнейшая с советских времен книга возвращается в наши библиотеки. Причем, возвращается она в знакомом и полюбившемся образе. Что приятно вдвойне. Мало того, вот этот знакомый с детства  стиль сегодня воспринимается, пожалуй,  как самое главное достоинство возрожденного сборника.

Сегодня мы очень чутко реагируем на такие вещи. Это примерно как в случае с дефицитным в советские времена индийским чаем «со слоником». Мы смотрим сейчас на такую этикетку в радостном предвкушении: вот оно -  «то самое», что мы когда-то так любили и ценили. И лично для меня воспроизведение знакомого стиля является очень хорошим знаком и, наверное, показателем хорошего вкуса тех, кто возродил альманах. Беря в руки новенькую, еще пахнущую типографской краской книгу, листая её страницы, я с радостью убеждаюсь: «Да, оно – то самое!».

Очень емко по этому поводу высказалась руководитель Комитета по делам молодежи Ирина Соловьева: «Эту книгу приятно будет снова зачитывать до дыр. Она мягкая, настоящая. Это как раз то качество, когда содержание соответствует кинестетическим ощущениям получения удовольствия». У книги спокойное, «интеллигентное» оформление, тона приглушены, поверхность страниц матовая, нет раздражающего, вычурного глянца. Это бросилось в глаза всем гостям и вызвало с их стороны высокую оценку. Именно такой, наверное, и должна быть научно-популярная книга, несущая в себе пусть ненавязчивый, но все же отчетливый дух академической сдержанности. Гармоничное сочетание иллюстраций и текста одновременно подчеркивает и занимательность, и серьезность содержания. Как говорится, нет ничего лишнего, всё на своем месте. Да, мы привыкли с детства именно к такому стилю, и очень хорошо, что этот момент учли и издатели, и спонсоры.

Я специально заостряю внимание на данном моменте. Оформление всегда строго соответствует содержанию. И надо сказать, что у нас с советских времен сложился свой подход к стилю научно-популярной литературы и научно-популярной периодики. Если хотите, это можно назвать нашей «школой». Думаю, лишь человек, который ни в детстве, ни в юности не испытывал того трепета, с которым мы брали когда-то в руки научно-популярные книги и журналы, начнет демагогически рассуждать об «отсталой» полиграфии и «провинциальном» оформлении страниц. Голое эстетство здесь совсем ни к чему. Ведь именно оно, я считаю, сыграло не так давно дурную шутку с нашей просветительской литературой.

В День науки популярнейшая с советских времен книга возвращается в наши библиотеки С 1990-х годов в моду издателей стал входить глянец. Современная полиграфия стала ассоциироваться с красочным блестящим оформлением, с броскими картинками. Такие эстетические каноны были восприняты как «прогрессивные», соответствующие духу новой эпохи с ее маркетингом и «пиаром». Они, к сожалению, перекинулись и на научно-популярные издания для детей. В стране появился вал познавательной литературы, которая выдавалась именно в этой «гламурной» манере. Форма зачастую соответствовала содержанию: броскость и крикливость как будто намеренно противопоставлялись былой академической сдержанности. Все эти «оксфордские библиотеки» несли в себе совершенно иной дух. Кому-то новое оформление могло показаться красивым, даже притягательным, но что-то во всем этом было «не то». Мне эти яркие глянцевые книжки чем-то напоминают рекламу, где тоже всё ярко и броско, но как-то не особо серьезно и совсем уж малосодержательно. Весь этот книжный «гламур» не вызывает былого трепета. Он как будто настраивает на легковесное отношение ко всему, что бросается вам в глаза с блестящих страниц, включая и тексты. Нет, не так должны подаваться детям научные знания.

Новый «гламурный» стиль в сравнении с тем, что было знакомо нам с детства, – это как нейлон в сравнении с льняной тканью. «Не натурально»… Есть в нем какая-то наигранность, несерьезность, граничащая с китчем. Знания превращаются в развлечения, интересные факты – в забавные «приколы». Вряд ли серьезное погружение в науку происходит таким путем. И остается сожалеть, что с определенных пор наша популяризация науки перестроилась как раз на этот «гламурный» лад, отбросив в сторону то, что нарабатывалось у нас годами, десятилетиями. Причем, дав великолепные результаты.

Я вынужден еще раз напомнить, что популяризация науки в советские времена была поставлена великолепно. Я бы даже сказал – идеально. И восхищает именно то, что серьезные вещи умудрялись передавать доступно и в то же время - сохраняя академическую серьезность, не впадая в пошлость, в кокетливые заигрывания с аудиторией. С каким восторгом мы сегодня листаем старые научно-популярные энциклопедии, научно-популярные журналы и тот же альманах «Хочу всё знать». Что бы ни говорили, но это был действительно высокий уровень, и с этим стилем не сравнятся никакие новомодные глянцевые поделки.

Именно поэтому новое издание альманаха «Хочу всё знать» вызвало такую неподдельную радость. И дело даже не в самом факте издания сборника. Книг, подчеркиваю, издается немало. Главное заключается в том, что возрожденный альманах не превратили в очередной глянцевый китч, как это нередко происходит со всякими «ремейками» старых песен и кинофильмов. Думаю, в таком виде он вряд ли бы затронул сердца гостей. Поэтому надо отдать должное издателям за их уважительное отношение к нашим традициям. Именно этого мы ждали и потому высоко оценили. Книга действительно стоит того, чтобы быть зачитанной до дыр.

Олег Носков

Страницы

Подписка на АКАДЕМГОРОДОК RSS