Климатический вызов для «Энергетической Державы»


Глобальное потепление вынуждает пересмотреть наши подходы к освоению северных территорий
13 января 2020

«Почему Владимир Путин внезапно поверил в глобальное потепление», - с таким заголовком в сентябре 2019 года вышла статья в Bloomberg Opinion. Дескать, вначале Россия была «счастлива» от того, что сокращение полярных льдов открыло доступ к арктическим месторождениям. Однако таяние вечной мерзлоты поставило под угрозу главные места добычи углеводородного топлива. Таким образом, наша «Энергетическая Держава» оказалась в двусмысленном положении. С одной стороны, глобальное потепление будто бы открывает головокружительные перспективы, связанные с освоением Арктики (о чем у нас долгое время вещали с самых высоких трибун). Но, с другой стороны, те же процессы уже сегодня создают массу проблем на суше. И, судя по динамике таяния вечной мерзлоты, эти проблему будут нарастать как снежный ком.

Вполне возможно, что руководство нашей страны впервые в истории столкнулось с такой неожиданной дилеммой, требующей кардинального пересмотра всей стратегии развития. Действительно, беспрецедентное в обозримой истории таяние полярного ледяного покрова породило мечты об открытии северного морского пути, где Россия могла властвовать безраздельно. Совсем недавно эти грандиозные планы оглашались официально. Арктика как будто лежала у наших ног. О ее освоении говорили на многочисленных совещаниях, конференциях и форумах. Однако в атмосфере эйфории, как всегда, на задний план отодвигались некоторые тревожные тенденции, о которых предупреждали и о которых сообщали в специализированных изданиях: вечная мерзлота на севере страны начинает претерпевать серьезные изменения, что ставит под угрозу находящиеся там инфраструктурные объекты. Иначе говоря, глобальное потепление не только открывает для нас новую страницу истории, но начинает «закрывать» то, что открыто и создано уже сейчас.

Напомню, что в последнее время наше руководство очень активно взялось за реализацию довольно амбициозных проектов, связанных с добычей и переработкой углеводородного сырья. Так, на полуострове Ямал находится внушительный по своей мощности завод СПГ, не так давно воздвигнутый прямо в тундре на вечной мерзлоте.  А теперь ученые утверждают, будто климатические изменения могут иметь для полуострова катастрофические последствия.

Пару лет назад специалисты из лаборатории физики климата и окружающей среды Уральского федерального университета пришли к выводу, что в течение 50 лет восемь регионов РФ могут оказаться под водой из-за таяния вечной мерзлоты. В зоне риска находится, в том числе, и полуостров Ямал. Так, если в начале столетия температура мерзлых грунтов составляла здесь минус 10 градусов, то к 2015 году она поднялась до отметки минус 5 градусов. Если эта динамика сохранится, то в ближайшей перспективе температура станет плюсовой, и тогда начнутся неизбежные обрушения построенных здесь объектов, включая и объекты нефтегазодобывающей инфраструктуры.

Отметим, что объекты завода СПГ на Ямале занимают площадь 5 кв. километров. Кроме того, недалеко от этого комплекса находится вахтовый поселок на 15 тысяч человек. Также здесь построен международный аэропорт и морской терминал. Конечно, строители выражают уверенность в том, что они учли неблагоприятные прогнозы. Например, сваи, на которых покоятся резервуары завода СПГ, уходят на глубину 28 метров. Помимо этого, была предусмотрена специальная система охлаждения, способная обеспечить несущую способность грунтов на весь срок эксплуатации построенных объектов. Насколько серьезной окажется такая страховка от климатических изменений, покажет будущее. Для нас сейчас  принципиально то, что примерно 45% месторождений нефти и газа в российской Арктике находятся в зоне наибольшего риска. По крайней мере, так считают эксперты из МГЭИК. Как бы ни старались строители, риски неизбежно возрастают, а сами мероприятия по сохранению инфраструктуры оборачиваются серьезным увеличением капитальных затрат. При этом надо учитывать, что проекты новых построек учитывают лишь текущие прогнозы. Главная же проблема в том, что ученые не совсем ясно понимают скорость и масштабы грядущих изменений. Ведь каких-то тридцать-сорок лет назад мало кому из строителей приходило в голову, с какими проблемами столкнутся их коллеги в наши дни. Поэтому в любой момент природа может поднести им неприятный «сюрприз». Короче говоря, никаких гарантий нет совершенно.

Начавшееся оттаивание мерзлых грунтов является самым настоящим вызовом для нашей газо- и нефтедобывающей отрасли Проблемы же тем временем обозначились весьма отчетливо. В частности, в зоне вечной мерзлоты фундаменты построек советских времен уже не в состоянии нести нагрузку, как это было раньше. По некоторым оценкам, на полуострове Ямал несущая способность грунта к 2025 году может снизиться на 25-50% в сравнении с 1975 годом. Если следовать дальше на юг, то на тех территориях, где расположено газовое месторождение «Уренгой», грунт может потерять до 75% своей несущей способности. Фактически это означает, что освоение северных территорий теперь будет обходиться намного  дороже. И в «довесок» ко всему нам еще придется затрачивать приличные суммы на поддержание и восстановление старой инфраструктуры, построенной когда-то без учета климатических изменений.

Уже сейчас ущерб из-за оттаивания вечной мерзлоты ежегодно составляет от 50 до 150 миллиардов рублей. Об этом сообщает Bloomberg, сославшись на заместителя министра РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Крутикова.  По мнению высокопоставленного чиновника, сумма ущерба со временем будет только расти, а потому проблему в любом случае придется решать. Как утверждает Александр Крутиков, масштаб разрушений инфраструктурных объектов достаточно серьезный. Разрываются трубопроводы, обрушиваются сваи. При этом 15% российской нефти и 80% газа добываются как раз  в условиях вечной мерзлоты. А потому начавшееся оттаивание мерзлых грунтов является самым настоящим вызовом для нашей газо- и нефтедобывающей отрасли. И не только. Сообщается, что в Норильске по той же причине уменьшают этажность строящихся домов.

Российский чиновник, по сути, подтвердил то, о чем специалисты сообщали ранее.

Так, в докладе Климатического центра Росгидромета «О климатических рисках на территории Российской Федерации», опубликованном в 2017 году, разрушениям объектов инфраструктуры, находящихся в зоне вечной мерзлоты, посвящен целый параграф. Причем, специально подчеркивается, что наибольшим рискам как раз подвержены те территории, где  построены крупные газо- и нефтедобывающие комплексы с развитой инфраструктурой, включающей систему трубопроводов. Речь, в частности, идет о юго-восточных территориях Якутии, о значительной части Западно-Сибирской равнины, о побережье Карского моря.

Утверждается, например, что деградация вечной мерзлоты на побережье Карского моря может привести к усилению береговой эрозии. И, что самое важное, авторы доклада указывают на то, что даже самые эффективные технологии стабилизации фундаментов и дорожных покрытий «сопряжены со значительными расходами, и их повсеместное применение экономически нецелесообразно».

Тот факт, что по этой проблеме уже начинаются высказываться представители российского правительства, говорит о том, что руководство страны все-таки обратило на нее серьезное внимание. Естественно, западные аналитики сделали отсюда вывод, будто президент Владимир Путин пересмотрел свои взгляды на глобальное потепление (в чем он ранее выражал сомнения), а значит, примкнул к «зеленому» движению. Ратификация Россией Парижского соглашения дает дополнительное основание для таких выводов.

Конечно, заявлять на публику какие-то «правильные» вещи – дело нехитрое. Вопрос лишь в том, окупятся ли усилия по предотвращению катастрофической ситуации? Считается, что если ничего не предпринимать, то к 2050 году ущерб может составить более 80 миллиардов долларов, что равняется 7,5% ВВП России. В то же время соблюдение условий Парижского соглашения еще не обещает нам ухода от таких последствий.

Однако нет ли в том иронии? Ведь «зеленое» движение направлено на сокращение потребления углеводородного топлива. А таяние вечной мерзлоты, как мы показали, создает проблему как раз одному из главных поставщиков нефти и газа. Причем, нанося удар в самое «сердце» нашей газо- и нефтедобычи. Получается, что руководство РФ, включаясь в «зеленый» тренд, делает это ради того, чтобы обеспечить бесперебойную поставку углеводородов на мировой рынок, а глобальное потепление препятствует этому.

Не случится ли так, что климатические изменения – в условиях снижения спроса на нефть и газ – просто приведут к тому, что на рынке углеводородного сырья станет на одного игрока меньше, и мир этой утраты даже не почувствует?

Константин Шабанов