Вперед - в прошлое


Особенности «модернизации» российской энергетики на современном этапе
08 апреля 2019

Год назад, обсуждая с одним экспертом состояние наших крупных тепловых электростанций, я поинтересовался планами капитального ремонта тех объектов, у которых срок эксплуатации подходит к концу. Таких старых объектов, как мы понимаем, в стране достаточно много. Новосибирск здесь - не исключение. И, откровенно говоря, даже страшно представить тот день, когда на действующих ТЭЦ начнется замена крупного оборудования. А ведь этот день неумолимо приближается.

На мой вопрос эксперт загадочно улыбнулся и ответил: «Понимаешь, у нас в региональном руководстве стараются об этом дне не думать. Им ведь тоже страшно». Больше всего, конечно же, пугают суммы предстоящих затрат.

Достаточно вообразить ситуацию, чтобы понять, какие трудности вырисовываются перед владельцами крупных объектов. Они не вкладывались в строительство самих электростанций, и, по сути, долгие годы «снимали сливки», не особо обременяя себя накоплением каких-то резервов для будущей реконструкции. А теперь перед ними вырастает капитальный ремонт, готовый «поглотить» доходную часть и оставить без прибыли. Чиновники, курирующие энергетический сектор, также не остаются в стороне, ибо проблема грозит социальной напряженностью. Ведь самое простое решение в данной ситуации – банально поднять тариф, то есть покрыть расходы за счет населения. Поэтому думать об этом было действительно страшно.

Тем не менее, государство все время старалось найти какое-либо оптимальное решение проблемы. И вот, вроде бы, такое решение найдено. Не так давно была представлена правительственная Программа модернизации генерирующих мощностей действующих тепловых электростанций. Программа была подготовлена по поручению президента РФ и вошла в комплексный план модернизации энергетической инфраструктуры, разработанный в соответствии с майским указом № 204.

Считается, что благодаря этой программе в течение последующих десяти лет будет привлечено почти два триллиона рублей от частных инвесторов. Это позволит суммарно модернизировать 41 тыс. МВт мощностей по всей стране. Согласно планам, мощности будут модернизированы с 2022 по 2031 год. Отмечается, что реализация проекта пройдет на конкурсной основе. Главный критерий, который будет определять выбор оборудования – стоимость киловатт-часа. Победителем конкурса становится тот, кто предложит самую низкую стоимость. Здесь же указано, что в соответствии с президентским поручением, инвестиции не должны обременять потребителя. Поэтому их необходимо укладывать в уровень цен на электроэнергию не выше инфляции.

Важный момент, который отмечается в программе – это ставка на использование отечественного оборудования (речь идет, в основном, о котлах, турбинах, паросиловых установках и газогенераторах). По мнению разработчиков программы, это позволит использовать инвестиции для загрузки отечественного машиностроения и внедрения инновационных разработок. Основные положения Программы были закреплены в правительственном Постановлении № 43 от 25 января 2019 года «О проведении отборов проектов модернизации генерирующих объектов тепловых электростанций».

Итак, через три года у нас уже должны появиться первые реконструированные энергетические объекты, поставляющие электроэнергию на оптовый рынок. Если суммировать высказывания министра энергетики РФ Александра Новака, то в правительстве нашли оптимистический сценарий для выхода из непростого положения. Путь решения проблемы как будто найден, и скоро процесс начнет развиваться как по маслу. Именно, так, похоже, считают в правительстве.

Напомню, что в начале «нулевых», когда энергетикой «рулил» Анатолий Чубайс, были также предприняты шаги по привлечению инвесторов для реконструкции энергетических объектов. Нужного количества желающих тогда не нашлось. Выгорит ли на этот раз? Разработчики программы, опираясь на опыт реализации ДПМ (договоров на поставку мощности), уверены, что утвержденные правила в состоянии заинтересовать инвесторов. Теоретически, если гарантировать инвестору сбыт, участие в программе модернизации выглядит вполне разумным решением с его стороны. На этом понимании, очевидно, и зиждется весь расчет.

Однако, что здесь особенно бросается в глаза? Откровенно говоря, настораживает тот факт, что проблема решается в режиме «ручного» государственного управления, несмотря на то, что власти (опять вспомним господина Чубайса) в течение многих лет создавали энергетический рынок, и даже гордились результатами. Почему же тогда проблема не решается так, как она должна решаться в нормальной рыночной ситуации, без всяких государственных комиссий, когда владелец объектов самостоятельно решает задачу обновления мощностей или вкладывается в новые разработки? В принципе, в рыночных условиях собственник сам волнуется о своей капитализации, а потому инициатива должна идти с его стороны. У нас же эта проблема – как и в советские времена – превратилась в общегосударственную задачу, с той лишь разницей, что теперь государство не намерено опустошать ради этого казну (хотя при этом пытается уверить нас в том, что потребители не никак пострадают).

Вопрос, сразу скажу, не праздный. Почему генерирующие компании так долго игнорировали (и продолжают игнорировать) затраты на обновление? Давайте вспомним скандальные эпизоды с СИБЭКО, когда главу компании уличали в стремлении вывести прибыль за рубеж – вместо того, чтобы направлять свободные средства в капитальный ремонт или в ту же модернизацию. Почему государство в течение двадцати с лишним лет не выработало правил, стимулирующих собственников заниматься реконструкцией, а не «снимать сливки», абсолютно не заботясь о будущем?

Это, конечно, вопрос политики, но именно он определяет в наше время технический уровень генерирующих мощностей. Показательно, что в указанной Программе слово «модернизация» используется как синоним слова «реконструкция». Хотя у этих слов разные смыслы. Модернизация предполагает переход на новый, более высокий уровень. Реконструкция может пониматься как восстановление того, что было. Несмотря на то, что разработчики Программы упоминают внедрение инновационных разработок, у нас нет никакой уверенности, что технические решения будут соответствовать XXI столетию. Есть все опасения, что «модернизация» ничего нового не предполагает вообще – просто правительство пытается избежать полного разрушения старых объектов. Но это отнюдь не означает, что оно намерено вывести их на современный технологический уровень. Никаких оснований для подобных ожиданий у нас нет совершенно. Кроме того, сохраняется и старый принцип энергоснабжения. Оптовый рынок опять будет играть решающую роль (а значит, главное слово остается за монополистами и централизованным снабжением). Малая распределенная энергетика и развитие регионального рынка электроэнергии, судя по всему, в приоритеты не входят. А ведь именно в этом сегменте вполне можно создать нормальные условия для привлечения частных инвестиций и тем самым наметить подлинно революционные изменения. Интересно, что в США сегодня вообще ставится под вопрос возможность централизованного рынка энергетических мощностей быть привлекательным для инвесторов (в этой стране активно лоббируются интересы монополистов, выпрашивающих государственные субсидии). На этом фоне именно распределенная энергетика рассматривается как наиболее привлекательный вариант развития за счет «частника», поскольку  риски здесь сведены к минимуму.

Но даже и в большой энергетике государство ведет себя несколько двусмысленно. Оно открыто претендует на регулирование, но в то же время апеллирует к каким-то рыночным механизмам (привлекая частных инвесторов). Получается довольно странный гибрид: формально – рыночный, но по факту находящийся под полной государственной опекой. В этой связи не совсем понятно, например, за счет чего участники конкурса обеспечат наименьшую стоимость киловатт-часа? Как это будет связано с техническими решениями и главное – какую роль здесь будет играть отечественное оборудование и отечественные разработки? Напомню, что в настоящее время Россия не лидирует в производстве суперсовременного оборудования для тепловых электростанций. Этот «поезд» давно уже ушел. Нам еще предстоит длительный «тестовый» период для настоящей модернизации, для внедрения новейших технологий. Спрашивается, как тут может возникнуть «наименьшая стоимость»? Кто будет выигрывать эти конкурсы?

Если брать во внимание зарубежный опыт, то государственная финансовая поддержка требуется как раз для перехода на новейшие технологии. По-хорошему, вместо конкурсных комиссий по отбору заявок на реконструкцию стоило бы принять программу, предусматривающую выделение адекватных средств на НИОКРы в области энергетических технологий (если мы и впрямь намерены поддерживать отечественного производителя). К сожалению, авторы Программы выбрали «особый путь» развития, по-своему поняв суть модернизации.

Андрей Колосов