Марс без фантастики

Февральский запуск тяжелой ракеты Falcon Heavy компании SpaceX в сторону Марса некоторые наблюдатели отметили как очередную веху в истории мировой космонавтики. Глава компании – Илон Маск – обещает в ближайшие годы вплотную заняться вопросом покорения Красной планеты, вплоть до отправки туда пилотируемых экспедиций. Придет ли этот долгожданный день, говорить пока рано. Однако есть легкий осадок от того, что благодаря длительному изучению Марса с помощью автоматических зондов и марсоходов наш романтический настрой на встречу с неизведанным несколько остыл. Человечество уже не надеется найти там что-то поистине грандиозное, достойное пера писателя-фантаста. И многим из нас Красная планета представляется уже слишком банальной, совершенно безжизненной и не стоящей того, чтобы связывать с ней какие-то неординарные ожидания. Всё теперь здесь выглядит буднично, и для фантастики уже не остается места. Если всё же пилотируемая экспедиция состоится, то восприниматься она, скорее всего, будет как очередной триумф современной техники, чем как открытие нового необычного мира.

А ведь еще каких-то полвека назад настроения и ожидания в отношении Марса были совершенно другими. Но за пару поколений всё радикально поменялось. Об этих хрониках изучения Красной планеты подробно рассказал директор астрономической обсерватории Иркутского государственного университета, профессор Сергей Язев, выступая в ГПНТБ СО РАН по случаю празднования Дня российской науки.

Марс издавна привлекал особое внимание астрономов, и можно даже сказать, что именно из-за этой планеты лучшие умы Европы попытались пересмотреть существовавшие на тот момент космологические модели. Двигался он по небу не совсем обычно, и лишь в XVII веке - благодаря математическому гению Иоганна Кеплера - эти странности удалось-таки удачно «вписать» в стройную систему. Но привлекала к себе Красная планета не только этим обстоятельством. Долгое время с Марсом связывали существование иных цивилизаций, иискали тому всяческие подтверждения.

Подробности изучения Красной планеты подробно рассказал директор астрономической обсерватории Иркутского государственного университета, профессор Сергей Язев На Марсе, подчеркнул Сергей Язев, наблюдается такая же смена времен года, как и на Земле. Там также бывает лето, осень, зима и весна. В чем-то (хотя далеко не во всем) он в самом деле похож на нашу планету. Как раз это обстоятельство давало исследователям какие-то надежды на обнаружение марсианской жизни. Неудивительно, что, когда в 1659 году Христиан Гюйгенс увидел в телескоп темное пятно на поверхности Марса, он сразу же вообразил себе море и назвал эту территорию «Большой Сирт» - в честь известного средиземноморского залива возле Ливии. Правда, он не придал значение светлому пятну на полюсе планеты, поскольку не имел ясного представления о покрытых льдом полярных областях. Поэтому о ледяных шапках Марса заговорили позже.

Тем не менее, желание считать Марс населенной планетой постоянно отражалась на характере интерпретаций тех данных, которые астрономы получали с помощью телескопов. Это отразилось на знаменитом открытии Джованни Скиапарелли, когда тот, используя очень мощный телескоп, обнаружил на Красной планете интересные детали в виде прямых линий.

«Скиапарелли, - отметил Сергей Язев, - был наблюдателем экстракласса. Чтобы разглядеть какие-то детали на Марсе, он вначале сидел в полной темноте, затем начинал смотреть на пламя костра, чтобы адаптировать зрение к оранжевому цвету. И только потом он уже шел к телескопу».

Зарисованные темные линии он назвал итальянским словом «Canali» (это слово мы переводим как «каналы» или «проливы»). Но почему именно каналы? Скиапарелли сделал свое открытие во время Великого противостояния 1877 года. На дворе была эпоха бурной индустриализации.Человечество осуществляло на земле грандиозные свершения. Как заметил Сергей Язев, время этого открытия совпало со строительством Суэцкого канала. Шло обсуждение строительства Панамского канала.

Именно поэтому обнаруженные на Марсе прямые линии стали трактоваться как огромные гидротехнические сооружения. То есть земляне невольно проецировали на Красную планету знакомую им обстановку. Нельзя сказать, что столь поспешные выводы имели какое-то отношение к научной объективности, однако стремление отыскать на ближайшей планете неземную цивилизацию только вдохновляло на дальнейшие исследования.

Иногда красивый миф является самой действенной мотивацией для осуществления поисков. Это как в притче о трех братьях, которые перерыли весь виноградник в поисках клада. Клада они так и не нашли, однако хорошо прорыхлили почву и тем самым посодействовали богатому урожаю. В исследованиях Марса было нечто подобное. Во времена Скиапарелли о полетах на Марс еще никто не думал, но показательно то, что люди верили тогда в существование неземных цивилизаций как во что-то само собой разумеющееся. Известная шутка из фильма: «Есть ли жизни на Марсе, нет ли жизни на Марсе? – науке это не известно» - в то время еще не была верхом объективности. Почему-то хотелось верить, что жизнь на Марсе все-таки есть. И не только жизнь, но даже развитая цивилизация! Открытие Скиапарелли порождало в воображении именно такую цивилизацию, которая якобы построила гигантские каналы для перекачки воды с полюсов. Да и сам открыватель марсианских «каналов» был искренне уверен, что обнаружил именно искусственные сооружения.

 Иногда красивый миф является самой действенной мотивацией для осуществления поисковИзвестие о марсианских «каналах» вскружило голову Персивалю Ловеллу – богатому американцу, который на свои деньги построил современную обсерваторию, чтобы во время очередного Великого противостояния лично понаблюдать за этим инопланетным чудом. Вот вам еще один наглядный пример воздействия красивых мифов на исследовательский энтузиазм. Ловелл ждал целых семнадцать лет! И вот он увидел знаменитые «каналы» - длинные темные линии. Но его ждал еще один сюрприз. Проводя время у телескопа в течение нескольких месяцев, он заметил наступление на Марсе… весны. Ловелл увидел, как постепенно уменьшается полярная шапка, и идет какая-то волна потемнения от полюсов к экватору, как будто происходит пробуждение природы. Американский наблюдатель пришел к выводу, что вдоль «каналов» происходит бурный рост растительности. Именно поэтому мы и видим эти полосы с Земли. Но если обнаруженные сооружения столь грандиозны, не следует ли отсюда, что марсианская цивилизация более продвинута в техническом отношении, чем земная?

Вера в техническое превосходство марсиан продержалось вплоть до XX века, дав богатую пищу писателям-фантастам. Нельзя сказать, что научный мир в едином порыве разделял веру в высокоразвитую марсианскую цивилизацию, однако смена сезонов на марсе, странные потемнения продолжали будоражить воображение астрономов и в XX веке. Так, советский исследователь Гавриил Тихов проводил исследования Марса при помощи спектральных приборов. Он фотографировал Марс через разные фильтры, и картинка поверхности менялась в зависимости от того, через какой фильтр мы смотрим на эту планету. «Тихов обнаружил, - пояснил Сергей Язев, - что спектры Марса похожи на спектры растений, растущих в северных широтах Земли». Чем дальше мы движемся на север, тем меньше у нас зеленых цветов, и всё больше голубого, синего и фиолетового. Что-то подобное Тихов увидел на Марсе. На его взгляд, спектральные наблюдения подтверждали схожесть растительности Марса с полярной растительностью Земли.

Однако - констатирует Сергей Язев - всё это оказалось абсолютно неправильным. Последующие исследования поставили крест на идее марсианской цивилизации и даже на идее марсианской растительности. Знаменитые «каналы» оказались обманом зрения.

Никаких рек, никаких морей, никакой растительности там не нашли. Мало того, не нашли и признаков жизни. Поразительно, что еще в 1960-х годах в советских научно-популярных книжках и фильмах марсианская растительность не ставилась под сомнение, и считалось вполне научным высказывать какие-либо гипотезы на сей счет. В нашем веке подобные рассуждения воспринимаются как пережиток прошлого. Новейшие исследования просто «убили» красивую сказку. Последнее время создается впечатление, что американцы запускают туда свои роверы только для того, чтобы лишний раз показать возможности своей техники. А как же Марс? «Да чего там этот Марс? – как будто слышим мы в ответ, - Ничего особенного: камни, песок, пыль, лед, скалы… Зато посмотрите, какую надежную машинку мы соорудили! Работает как часы. Оцените качество оптики! Оцените качество связи!».

Я нисколько не удивлюсь, если планируемая марсианская экспедиция выдаст нам ту же самую картинку – всё те же камни, песок, пыль и лед. Ничего нового и ничего впечатляющего. Зато реклама техники будет на высоте: «Какой прекрасный аппарат, какие надежные двигатели, какая суперская оптика, какие классные процессоры и программы!». Учитывая то обстоятельство, что полетами на Марс займутся частные компании, можно смело ожидать превращение Красной планеты лишь в красивый фон для демонстрации технических достижений. Только и всего. Похоже на то, что исследовательский энтузиазм былых времен в наши дни полностью купирован инженерно-конструкторским творчеством. А интерес к жизни на Марсе стал уделом маргинальных чудаков и мечтателей.

Олег Носков