Экология на откуп



На каждую острую проблему руководство страны неизменно дает «мобилизационный» ответ. Если говорить о ситуации с отходами, то мобилизация здесь намечается в прямом смысле. Учитывая, как нарастает противостояние возле станции Шиес, то скоро для подавления протестов придется привлекать армию. Динамика событий такова, что мирного разрешения эта ситуация уже не имеет в принципе. Складывается впечатление, что кому-то в столице этот мусорный полигон нужен любой ценой, невзирая ни на какую экологию, ни на какие протесты.

Тем временем в коридорах федеральной власти размеренно и безмятежно ищут пути выхода из экологического тупика.

И, вроде бы, выход уже нашли и даже определили ему цену в четыре триллиона рублей. Осталось за малым – распределить роли в этом новом нацпроекте. Выражаясь по-простому, официально утвердить тех, кто будет заниматься (не бесплатно, конечно) решением проблем с экологией, включая и проблему коммунальных отходов.

Как мы знаем, в январе этого года президент РФ Владимир Путин подписал Указ о создании единого оператора по обращению с бытовыми отходами. Судя по тексту самого документа, у нас в стране должно появиться ответственное лицо, которое взвалит на себя абсолютно все составляющие этого нелегкого, но важного дела.

Так, единый оператор будет осуществлять координацию органов федеральной исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ, а также органов местного самоуправления, по реализации законодательства в области обращения с ТКО. В частности, на долю оператора выпадает участие в разработке соответствующих госпрограмм и проектов, включая госпрограммы и проекты регионального уровня. Оператор также может проявлять законодательную инициативу, готовя необходимы предложения в органы законодательной власти. Этот же оператор осуществляет экспертизу проектов, участвует в подготовке заключаемых между субъектами РФ соглашений, осуществляет анализ выполняемых в субъектах РФ программ (а также выполнение норм законодательства). Параллельно оператор выступает в роли заказчика информационных систем в области обращения с ТКО и участвует в просветительской и информационно-разъяснительной деятельности.

Но и это еще не всё. Помимо прочего, оператор осуществляет разработку мер по привлечению частных инвесторов к реализации «мусорных» проектов. Причем, эти проекты этот же оператор сам и разрабатывает и, мало того, еще и разрабатывает стандарты их реализации. Он же осуществляет и финансирование проектов. Ему дано право осуществлять - в указанных целях - эмиссию облигаций, приобретать выпущенные для этого ценные бумаги, владеть и распоряжаться ими. Также оператор может участвовать в концессионных соглашениях и соглашениях о государственно-частном партнерстве. Другое важное право – осуществлять выкуп земельных участков для размещения объектов капитального строительства, связанных с мерами по обращению с ТКО.

Кроме этого, оператор осуществляет «стимулирование и поддержку мер, направленных на увеличение вторичных ресурсов, получаемых от твердых коммунальных отходов». Он может также заниматься разработкой и реализацией мер по «совершенствованию правил обращения со вторичными материальными ресурсами и стимулированию спроса на продукцию из них». Параллельно он будет формировать «библиотеку типовых проектов, реализуемых в области обращения с ТКО». И что особо показательно – он же вправе осуществлять добровольную сертификацию технологий, оборудования, объектов капитального строительства», необходимых для такой деятельности. Соответственно, оператор может осуществлять научные разработки и проводить НИОКР.

Мы привели далеко не полный перечень функций будущей организации, но и из того, что здесь перечислено, вырисовывается образ некой могущественной корпорации с солидным государственным участием. В документе сказано, что имущество данной компании формируется за счет имущественного взноса Российской Федерации и добровольных имущественных взносов (в том числе поступивших от публично-правовых образований), а также доходов, полученных компанией от своей деятельности. При этом уточняется, что имущество компании принадлежит ей на праве собственности и «используется для достижения целей ее деятельности и реализации, возложенных на нее функций и полномочий». Денежные средства расходуются на реализацию упомянутых «функций и полномочий» (включая и те средства, которые будут получены в виде дохода от осуществляемой деятельности).

Как видим, у «Роснефти» и «Роснано» появляется конкурент по части «эффективного» освоения бюджетных средств. У меня сейчас нет ни малейшего желания ходить вокруг да около и ограничиваться намеками. Ситуация складывается без всяких двусмысленностей и вполне традиционно для нашей страны.

Правительство, вместо того, чтобы самостоятельно заниматься разработкой нормативно-правовых актов, утверждением стандартов, разработкой концепций и тому подобной (и крайне необходимой в таких делах) рутиной, создает за казенный счет еще одного мега-монополиста, который на свой вкус выполнит указанную работу, попутно осуществляя коммерческую деятельность. Наверное, у нас в стране мало кому выпадают такие привилегии: сами инициируем проекты, сами осуществляем их экспертизу, сами разрабатываем стандарты, сами определяем технологии, сами зарабатываем деньги и привлекаем займы под ценные бумаги (дополнительно осуществляя надзорные, по сути, функции). Надо полагать, что эффективность расходования средств (в том числе – бюджетных) будет также осуществляться по тем критериям и параметрам, которые для себя определит сам оператор. Утилизация мусора – дело тонкое, и ни один аудитор, ни один прокурор, ни один судья, как мне кажется, не возьмется судить о качестве выбранных здесь решений без предварительной экспертной оценки. А кто будет экспертом? Как мы сказали, экспертиза будет в руках того же самого оператора. Можно, например, выделить сто миллиардов за покупку одного мусороперерабатывающего завода. Нормальная эта цена или завышенная? Компетентную оценку (в наших условиях) выдаст сам же покупатель или тот, кого он назначит на роль эксперта. Очень удобно, не так ли? Я могу ошибаться, но пока что текст Указа наводит меня именно на такие мысли.

Я так понимаю, что в федеральном руководстве наконец-то начали осознавать, что мусор – это не только «головная боль», но еще и прибыль. В этом плане произошел явный прогресс. Если раньше «большие люди» пытались извлекать прибыль из нефти, газа и других полезных ископаемых, то теперь, судя по всему, сообразили, что и отходы – при правильной организации процесса – для кого-то могут стать Клондайком.

Известно, что до поры до времени вся «мусорная тема» находилась в распоряжении региональных властей. Федеральный центр обходил ее стороной как недостаточно прибыльную. Однако с тех пор, как цены на нефть поползли вниз, «мусорная тема» в глазах государевых мужей заиграла новыми красками.

Возможно, федеральный центр руководствуется исключительно благими намерениями, создавая новую государственную компанию. У нас, конечно же, нет оснований приписывать членам правительства какой-либо тайный умысел. Просто и в этом случае наши руководители пытаются идти, что называется, привычным путем, создавая монополистов и объявляя их «локомотивами развития». Нам пока что не совсем ясно, каким путем будут создаваться мощности по переработке ТКО, какие технологии возьмут на вооружение, какой опыт окажется востребованным. Мы еще не видим серьезных подвижек в плане совершенствования нашей нормативно-правовой базы, которую специалисты распекают на все лады ввиду ее несоответствия опыту передовых стран. Судя по тексту Указа, теперь эти подвижки должен осуществить федеральный оператор.

В этих условиях ничего другого не остается, как надеяться на то, что в управлении новой мега-компании окажутся люди исключительно честные, умные, ответственные и осведомленные. Надеюсь также, что решение о строительстве мусорного полигона в Архангельской области никак не было «пробной инициативой», исходящей от будущих руководителей этой организации.

Константин Шабанов