Наука всем возрастам покорна



Как объяснить пятилетнему малышу, что такое живая клетка, как разъяснить ему азы биологической систематики, как на протяжении целого года поддерживать его интерес к ботанике, зоологии и геологии? Кажется невероятным, что основы естествознания можно свободно изъяснять детям, еще не научившимся читать. Вроде бы, вначале у нас идет: «Мама мыла раму» из букваря, и только потом уже в сознание ребенка вкладывается информация из области наук. Однако многолетний опыт работы с дошкольниками в лаборатории экологического воспитания Института цитологии и генетики СО РАН наглядно показывает, что дети легко усваивают научную информацию еще до знакомства со школьным букварем. Например, про амебу наши школьники узнают лишь в седьмом классе. А здесь пятилетние ребятишки с удовольствием открывают для себя мир одноклеточных организмов. Причем, не только по картинкам. В лаборатории у них есть возможность рассмотреть эту самую амебу в микроскоп – в настоящий лабораторный микроскоп!

С детьми дошкольного возраста здесь занимаются уже много лет. Так что опыт по этой части накоплен огромный. По словам заведующей лабораторией – Анны Стекленевой, - руководство детских садов охотно идет с ними на контакт. Детские сады, напомню, имеют в нашей стране статус образовательных учреждений. Проводить с детьми занятия по разным темам (вплоть до математики!) входит в профессиональную обязанность педагогов-воспитателей. И если есть возможность соприкоснуться с миром науки непосредственно - через ученых, - то почему бы такой возможностью не воспользоваться? Пока что в нашей стране подобная практика приветствуется. И очень хорошо, что в руководстве ИЦиГ СО РАН понимают важность научного просвещения и популяризации науки. Ведь чем раньше такие события происходят в жизни ребенка – тем лучше. Поэтому Лаборатория с пониманием дела идет навстречу детским садам, осуществляя свою просветительскую деятельность с малышней и предоставляя все имеющиеся для этого ресурсы. Разумеется, никаких грамот и дипломов дошкольникам не выдают, ведь вопрос идет лишь о первой ступеньке в вопросах популяризации науки – в предельно доступной форме. И с этой задачей здесь успешно справляются.

«Надо понимать, - отмечает Анна Стекленева, - что мы всё-таки принадлежим к научной организации. В нашей лаборатории дети попадают в атмосферу настоящей науки и работают с ними настоящие ученые».

Тем удивительнее наблюдать, с каким неподражаемым интересом ребятишки впитывают новые знания. На данный момент Лабораторию посещают семь групп. В каждой – примерно по двадцать человек. И что самое характерное – в течение года со стороны детей не наблюдается ни малейшего охлаждения и падения интереса к знаниям. То есть общий язык с детьми найден, несмотря на то, что речь идет о достаточно серьезных вещах. Вот как раз это умение изложить «сложные материи» в доступной для дошколят форме – пожалуй, есть высший пилотаж для ученого-просветителя. Работу с дошкольниками проводят две научные сотрудницы Центрального сибирского ботанического сада СО РАН –  профессиональные ученые, кандидаты биологических наук. Работают они с детьми уже двенадцатый год. Кстати, делают они это исключительно по призванию, по зову души, «за идею».

Работа с маленькими детьми – дело настолько специфическое, что дается далеко не всем Откровенно говоря, не каждый ученый на такое способен. Работа с маленькими детьми – дело настолько специфическое, что дается далеко не всем. Это только со стороны кажется, будто излагать тему в стиле «веселых картинок» очень просто. В действительности преподаватель должен здесь тонко чувствовать психологический настрой своей аудитории, должен уметь войти в «резонанс» с маленькими слушателями. Только так ему удастся в течение получаса удерживать их внимание. В противном случае они заскучают, а дальше начнется спонтанная «забастовка»: ребятишки начнут отвлекаться на посторонние вещи, обмениваться шуточками и всё – ваши нервы будут подвергнуты серьезному испытанию. Поэтому на такую работу решаются только те, кто абсолютно уверен в своей способности наладить с детьми устойчивый контакт. Учитывая, что работа с дошкольниками ведется в этих стенах уже двенадцать лет – и ведется достаточно успешно и плодотворно, – таких проблем не возникает. Можно сказать, что здесь, в Лаборатории, сформировалась своя хорошая традиция, своя «школа» популяризации науки для самых маленьких.

Кстати, может показаться, будто статус научных сотрудников входит в противоречие с педагогикой, особенно, если она касается дошколят. В силу господствующего в нашем сознании стереотипа «настоящий» ученый всегда изъясняется по своей теме сложно, поскольку профессиональное занятие наукой якобы вырабатывает привычку формулировать мысль исключительно для людей своего уровня.

Как говорили раньше, «математика пишется для математиков». А здесь мы видим, как кандидат наук свободно доносит знания до малышни. На самом деле именно хорошая подготовка и высокий уровень знаний позволяют предельно популяризировать сложный предмет.

В свое время это убедительно продемонстрировал не кто-нибудь, а сам Альберт Эйнштейн, в нескольких простых фразах разъяснив журналистам суть теории относительности. Иначе говоря, противоречий здесь никаких нет. То есть научный сотрудник вполне может доходчиво донести знания до маленьких детей, в чем лично я убедился воочию.

Очень важно учесть, что путь к такому изложению предмета во многом связан с тем, что в общении ученого с детьми нет никакой «принудиловки». Как я уже сказал, научные сотрудники работают здесь «за идею», из любви к своему делу. Дети также проходят эти предметы, что называется, факультативно. Именно поэтому у них появляется неподдельный интерес к знаниям. По сути, это есть наглядный пример того, как свободный творческий подход к делу способен принести прекрасные плоды. Попробуйте всё это жестко формализовать, закрепить в обязательном порядке и «втиснуть» в какую-нибудь инструкцию – вы сразу же всё испортите. И это совсем не праздный вывод.

На мой взгляд, беда нашего школьного образования в том и заключается, что формализм, циркуляры и въедливый надзор просто губят всё на корню, превращая педагогов в безликих «исполнителей» должностных обязанностей, а у самих учеников вызывая устойчивую «аллергическую» реакцию на преподаваемые дисциплины. И ведь вот что странно:  в нашей стране с давних пор сложилась великолепная традиция популяризации научных знаний. Как мы помним еще с советских времен, многие научно-популярные книжки и журналы по увлекательности и содержательности заметно превосходили школьные учебники.

Лично у меня в свое время возникал вопрос: почему учебник по зоологии нельзя было написать в стиле Игоря Акимушкина, а учебники по физике – в стиле популярного трехтомника академика Ландау «Физика для всех»? Но почему-то бюрократы от системы образования решили, что школьные учебники должны быть написаны в стиле «любимых» ими циркуляров.

С тех пор, кстати, мало что поменялось. И это печально. Ведь по большому счету, опыт Лаборатории экологического воспитания можно обобщить и использовать в качестве примера творческого приобщения детей к научным знаниям – когда занятия не только не утомляют и не гасят интереса к предмету, а наоборот – только усиливают этот интерес.

Олег Носков