Заполярная кладовая

Продолжаем публиковать материалы в преддверии очередного «Технопрома», посвященные его главным темам. В последние годы на форуме регулярно звучит тема освоения Арктики. Не станет исключением и «Технопром-2019», скорее, наоборот, арктическая тематика будет представлена на нем еще шире.

Откуда же такой интерес к северной границе нашей страны и прилегающей к ней территориям. В общих чертах ответ известен: климатические изменения делают Северный морской путь более удобным, а арктические месторождения – более привлекательными с точки зрения разработки. Но «кладовые Арктики» - это не только нефтегазовые месторождения шельфа (хотя, конечно, их рассматривают в первую очередь), в них содержится немало других «полезностей», о некоторых – ниже.

Всего на сегодня известно 107 действующих месторождений в арктической зоне. Добыча ведется лишь в сорока из них, остальные месторождения пока находятся в разведке и готовятся к освоению. Надо учитывать, что это цифры по Арктике вообще, а на российский сектор приходится 42 из них (разрабатываемых и перспективных). Что, однако, делает нашу страну крупнейшим «акционером» среди арктических игроков.

Значительная их часть сосредоточена на Кольском полуострове (собственно, именно месторождения, а не базы ВМФ являются главным обоснованием стратегического значения этого региона для России и ее обороноспособности). Здешние богатые месторождения меди и никеля десятилетиями обеспечивают этими металлами предприятия ОПК. А не так давно на Кольском полуострове нашли еще и запасы алмазов.

Восточнее лежит Печорский угольный бассейн, который обеспечил топливом пароходы Северного морского пути. Воркутинские шахты и сейчас дают достаточно качественный уголь. Но это не единственное угольное месторождение российской Арктики. Уголь на Таймыре находила еще экспедиция Колчака. А уже в нашем веке, на этом же полуострове открыли уникальное Сырадасайское месторождение каменных коксующихся углей с запасами 5,7 миллиарда тонн.

Эксперты прочат мировой экономике "вторую угольную волну" Кто-то скажет, что уголь – сырье прошлых технологических укладов, ныне совсем не такое ценное. Да, пароходы сменили суда с совсем другим типом двигателя, но уголь по-прежнему остается востребованным нашей цивилизацией. Развитие новых энергетических технологий, углехимии, создание композитных материалов на его основе и прочие инновации дают основания экспертам говорить о «второй угольной волне». И если в процентах рост спроса на «черное золото» выглядит пока не солидно, какие-то 0,8 % в год, то в абсолютных цифрах это уже больше 10 млн. тонн. Роста спроса, причем, ежегодно. А с развитием Северного морского пути (которое является обязательным условием для нового этапа освоения арктических территорий) уголь Сырадасая будет более доступным, чем продукция шахт Кузбасса (чьи темпы ограничивает пропускная способность Транссиба). И неудивительно, что в освоение северных месторождений готовы вкладываться крупные корпорации, не опасаясь повторения истории со Штокманом.

Арктика также богата месторождениями металлов: Павловское месторождение свинцово-цинковых руд на Новой Земле, медно-никелевое на Таймыре, несколько оловорудных в Якутии и Чукотке. Это все стратегически важное сырье для современных производств.

Ну и, конечно, когда мы говорим об Арктике мы помним, что здесь расположены крупнейшие российские месторождения золота, платины и алмазов. И, в связи с этим, хотелось бы напомнить историю про Попигайское месторождение.

В 1971 году выдающийся советский геолог Виктор Людвигович Масайтис исследовал Попигайскую кольцевую структуру и выяснил, что она является метеоритным кратером. Он же нашёл в его пределах то, что сейчас называется метеоритными, то есть ударными, алмазами (в этом месте на землю рухнул крупный метеорит и энергия взрыва превратила часть местных залежей графита в алмазы). С ювелирной точки зрения ценность их невелика, в силу маленьких размеров отдельных кристаллов. Иное дело, с технической: обнаружено, что абразивная способность попигайских алмазов в два раза больше, чем у обычных алмазов.  А еще их там много: в кратере содержание минералов составляет до 100 каратов на тонну, а их общий подсчитанный объём составляет 147 миллиардов карат. Таким образом, ресурсы одного Попигайского месторождения способны удовлетворить потребности мировой экономики в технических алмазах не на одно столетие.

Правда, перед этим их надо добыть, обработать и все это по такой себестоимости, чтобы они смогли конкурировать с синтетическими аналогами, ставку на которые в последние годы делает Китай. Решить эту задачу без науки не получится.

Схожая ситуация и с другими месторождениями. Да, сегодня (опять-таки благодаря многолетней работе геологических экспедиций) мы примерно знаем, где и что лежит. Но надо еще суметь это извлечь (причем, без существенного ущерба окружающей среде, о чем разговор отдельный), затем превратить породу в сырье и доставить его предприятиям, так, чтобы себестоимость этих процессов не превысила рыночные цены на тот или иной металл. Надо обеспечить транспортную связь районов добычи с остальной страной и приемлемые условия жизни для тех, кто ее ведет. И еще много чего надо сделать. Не зря, многие открытые еще в советские времена месторождения оставались законсервированными до «лучших времен».

С другой стороны, страна вела работы по освоению Арктики еще с позапрошлого века, был накоплен огромный опыт жизни и работы в этих условиях. Причем, опыт уникальный, которым не обладает ни одна страна в мире. Например, мы единственная страна, в которой построены крупные города за Полярным кругом и именно Россия располагает самым крупным ледокольным флотом в мире.

Еще одно наше конкурентное преимущество – массив знаний об Арктике, накопленный институтами СО РАН. Равного ему нет в мире ни у кого. Эта информация вместе с учеными, которые могут с ней работать способны решить большинство задач, встающих при освоении Арктики. Причем, речь идет не только о российском ее секторе.

Мы живем в эпоху, когда государственные границы становятся все более условной преградой для крупного бизнеса. Доминировать в разделе «арктического пирога» будут не те, кто поставил больше сторожевых вышек на побережье, а те, кто лучше подготовился технически. И пока одни будут раскачиваться, другие стремительно сокращают имеющийся у лидеров «гандикап». Китай, не имеющий ни одного километра арктической территории, не скрывает свой интерес к этой части планеты. Европейский бизнес тоже готов вкладываться в проекты ее освоения, по понятным причинам, прежде всего – в скандинавские. Ну а Канада и США – давние «игроки» на этом «поле». Так что, «долго запрягать» для нас становится непозволительной роскошью. Собственно, это же декларирует и руководство страны. Насколько удалось пройти от деклараций к конкретным мерам, увидим. Хочется надеяться, что, в том числе, и на очередном «Технопроме». А арктическая тема одними месторождениями не исчерпывается, и мы ее обязательно продолжим.

Сергей Исаев