Мечта о чистой стране



Проблема с утилизацией мусора продолжает обостряться. Новости из Архангельской области, где затевается строительство «московского» полигона, звучат как военные сводки. В Подмосковье также не всё спокойно. По крайней мере, принятые решения по сжиганию мусора вызвали негативную реакцию со стороны общественности. И похоже на то, что в других регионах ситуация не лучше. Так, в общих чертах, выглядит практика борьбы за экологию.

Но есть и теория. На данный момент ее отражает принятый совсем недавно национальный проект «Экология». Напомним, что этот нацпроект рассчитан на текущие пять лет (до 2024 года). Его главная задача – создать систему эффективного обращения с промышленными и бытовыми отходами. Сюда же входит ликвидация всех несанкционированных мусорных свалок (коих насчитывают около двухсот), расположенных в границах городов. Глобальная цель проекта – изменить к 2024 году воздействие на окружающую среду в лучшую сторону.

На решение поставленных задач (по всему проекту) будет потрачено не менее 4 трлн. рублей. Из них примерно 700 млрд. рублей придется на федеральный бюджет, чуть более 130 млрд. придется на региональные бюджеты. Более трех триллионов рублей планируется получить из внебюджетных источников. Только на одну ликвидацию несанкционированных свалок будет потрачено более 80 млрд. рублей. Планируется создать новые мощности по переработке 36 млн. тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). Считается, что процент переработки ТКО повысится, таким образом, до 80 процентов. Помимо этого, почти полтриллиона рублей пойдет на мониторинг и очистку атмосферных выбросов в 12 городах страны. Четверть триллиона пойдет на повышение качества питьевой воды.

Мы привели здесь далеко не полный перечень мероприятий (еще планируется заняться сохранением уникальных природных объектов, развитием экологического туризма, созданием инфраструктуры по обращению с опасными отходами и так далее). Курировать нацпроект будет Министерство природных ресурсов РФ.

Как всегда, на бумаге всё выглядит гладко. Отрадно, конечно, что правительство (в кои-то веки) обратило пристальное внимание на экологию. И мы бы уже прониклись по этому поводу оптимизмом, если бы не печальная участь других нацпроектов. Вроде бы, всё планируется правильно, однако «на выходе» мы получаем не совсем то, что ожидалось вначале.

Какая-то польза от проектов есть, безусловно. Но сейчас речь идет о нарастающей проблеме, которую уже невозможно решать абы как. Здесь «само не рассосется», и красивыми отчетами уже не отделаться. К примеру, если не будет создана эффективная система переработки коммунальных отходов, нас постигнет настоящий социальный взрыв. И счет уже идет не на десятилетия, а на годы (а может и на месяцы).

Таким образом, нацпроект «Экология» сам по себе становится своевременным и нужным, но в то же время у нас еще нет никаких гарантий, что он на самом деле достигнет поставленных целей. Постараемся в этом разобраться.

Вряд ли отправку столичных отходов в Архангельскую область можно связать с эффективностью и инновациями, равно и решение о покупке за сумасшедшие деньги устаревших японских предприятий по сжиганию мусора для Подмосковья Начнем с некоторых цифр. По данным Минприроды РФ за 2017 год, ситуация с отходами выглядит так. Обрабатывающие производства дают почти 275 млн. тонн отходов. Из них около половины утилизируется и обезвреживается. На долю твердых коммунальных отходов приходится около 55 млн. тонн. Утилизации и обезвреживанию подвергается только 10 процентов. Еще 20 млн. тонн приходится на долю энергетических предприятий (в основном речь идет о золоотвалах возле угольных ТЭЦ). Здесь утилизируется и обезвреживается только четыре процента (!) отходов. В принципе, мы можем заключить, что полигоны ТКО и золоотвалы долгое время мало кого у нас волновали. В течение многих лет уровень утилизации и переработки мусора практически не рос. И вдруг эти показатели решили увеличить в семь раз всего лишь за одну «пятилетку», доведя переработку ТКО (см. выше) до 80 процентов. Из чего должен возникнуть такой фантастический рывок? Может, в правительстве разработали какую-то уникальную модель для решения таких проблем? Однако вряд ли отправку столичных отходов в Архангельскую область можно связать с эффективностью и инновациями (а равно и решение о покупке за сумасшедшие деньги устаревших японских предприятий по сжиганию мусора для Подмосковья).

Что здесь смущает больше всего? То, что многие проблемы свалены, что называется, в одну кучу. Это то же самое, если бы государство приняло нацпроект «Космос», включив туда программу строительства обсерваторий и планетариев, программу строительства космодромов и программу разработки новых ракетных двигателей. Мы ведь понимаем, насколько отличаются друг от друга такие задачи, хотя все они, вроде бы, имеют отношение к космосу. Примерно так обстоят дела с «Экологией» - здесь вам и утилизация ТБО, и борьба с загрязнением атмосферы, и защита лесов, и туризм, и спасение Байкала и Волги. И, как мы понимаем, финансирование, контроль и исполнение «размазаны» веером по всем направлениям. Причем, источники финансирования как следует не конкретизированы (напомню, что доля федеральных средств там не превышает 17%, тогда как львиную долю составляют малопонятные внебюджетные источники).

По-хорошему, если речь заходит о решении проблемы с коммунальными отходами, необходимо создать нормальный прецедент, изучить его, и уже на основании конкретных данных оценить реальные объемы затрат, привязав их к конкретной схеме решения проблемы. Допустим, у нас такого прецедента нет. Но есть примеры других стран. Например, мы внимательно изучили шведский опыт и решили использовать тот же подход у себя. На основании этого – зарубежного опыта – делаются все расчеты. Прием, в общем-то, стандартный. Но у нас столь элементарные вещи стали грубо игнорироваться. Мы намечаем результаты, не разобравшись в способах решения задачи. Если нет четкого алгоритма, значит, нет никаких правил и нормативов, никаких регламентов. В итоге все получается, как в известной русской поговорке: «кто в лес, кто по дрова». Каждый регион пойдет своим «особым» путем. А кто-то вообще не сдвинется с места (что уже происходит, когда выделенные средства возвращаются обратно).

Как заметил по этому поводу эксперт Комитета по энергетике Государственной Думы РФ Андрей Калачев, в бюджетном планировании РФ отсутствует расчет экономического эффекта от решения экологических проблем. У нас вообще не связывают экономику с экологией, считая данные категории несовместимыми. Соответственно, бюджетное финансирование экологически ориентированных проектов фактически осуществляется по остаточному принципу.

То есть государство ведет себя в этих вопросах как «жертвователь», а не как инвестор, понимающий выгоды от подобных вложений. У нас этих выгод (в социальном смысле, конечно же), практически не понимают. Мало того, отмечает Андрей Калачев, российское экологическое законодательство весьма несовершенно: оно запутанное, оно не содержит стимулов к эффективной утилизации отходов. Не удивительно в этой связи, что президентские указы и поручения 2017 года по экологии не выполнены. Параллельно снижаются экологические платежи за размещение отходов. Наконец, отмечает эксперт, техническая политика РФ не направлена на утилизацию отходов и подчинена старой традиции, когда главной задачей был исключительно выпуск основного продукта.

Даже если взять финансовое участие государства в решении экологических проблем, то нацпроект «Экология» в этом плане не показателен. По словам Андрея Калачева, уровень расходов на экологию в развитых странах составляет 7 – 12% бюджета. Если походить с этими мерками, Российское правительство должно ежегодно выделять по 1,5 – 2 триллиона рублей в год. Нацпроект, как было сказано выше, предполагает выделение из федерального бюджета 700 млрд. на пятилетний период. До этого расходы на экологию составляли всего 0,4% консолидированного бюджета РФ. По большому счету, это капля в море, и нацпроект мало что меняет. «В российской экологической политике, - подчеркивает Андрей Калачев, - налицо дисбаланс между финансовым участием бизнеса и государства в решении экологических проблем».

Выгоды государства, как мы понимаем, измеряются качеством жизни и здоровьем населения. И для изменения ситуации необходимо не просто утверждать новые проекты ради непонятного распределения 700 миллиардов казенных рублей. Необходимо формировать принципиально новую экологическую политику, при которой государство будет выступать не в роли фискала, а в роли партнера бизнеса и граждан, сообразуясь при этом с экономическими выгодами.

Константин Шабанов