Гектары для солнца


Создатели фотоэлектрических систем взяли курс на крупномасштабные проекты
22 мая 2020

Понятие «солнечные фермы» - давно уже не аллегория. Если оценить текущие тенденции в сфере возобновляемой энергетики, то огромные поля становятся не только ресурсом для выращивания пшеницы, картофеля или кукурузы. Теперь этот ресурс (то есть открытая солнцу огромная площадка на земле) рассматривается как место для «выращивания» киловатт электрической энергии. Как пишет издание Bloomberg Green, огромные солнечные электростанции начинают потихоньку «завоевывать мир», определяя «генеральную линию» в сфере возобновляемой энергетики. 

Сегодня это становится приметой времени: бескрайнее поле, сплошь покрытое солнечными панелями. То, что еще недавно казалось картинкой из далекого будущего, в некоторых странах стало настоящим. Девиз нынешних разработчиков, отмечает Bloomberg Green: «Чем больше, тем лучше!». С тех пор, как цены на фотоэлектрические системы снизились, мега-проекты в области солнечной энергетики не только поучили «право на жизнь» - они бросили вызов крупным тепловым электростанциям, соревнуясь с ними по установленной мощности. Очевидно, разработчики увидели реальные плюсы в гигантизме, полагая, что только таким путем можно доказать способность солнечных электростанций вырабатывать доступное по цене электричество

Показательный пример дает США. Еще до начала прошлого десятилетия солнечные электростанции были здесь небольшими. Некоторые из них создавались при непосредственной поддержке со стороны Министерства энергетики, которое предоставляло гарантии по кредитам. Однако в дальнейшем условия на рынке электроэнергии стали ощутимо складываться в пользу возобновляемых источников, что создало предпосылки для реализации крупных проектов. В частности, к концу этого десятилетия цены на солнечные панели упали на 88 процентов. Ожидается, что к 2030 году они упадут еще на 43 процента. 

Результаты не заставили себя ждать. В последнее время в солнечной энергетике стали создаваться объекты мощностью более 200 МВт. И с каждым годом они распространяются всё шире и шире. Минувший год стал в этом отношении рекордным. Так, в разных странах было введено в эксплуатацию не менее 35 объектов мощностью от 200 МВт и выше, что на 17% больше, чем было годом раньше. 

Насколько серьезно такие проекты способны «преобразить» ландшафты и привнести в окружающие нас экосистемы футуристический дизайн? Вот простейший расчет. Для одного мегаватта установленной мощности требуется около 3000 стандартных солнечных панелей. Соответственно, проект мощностью 200 МВт потребует площадей, сопоставимых с площадью 550 полей для американского футбола! 

Примечательно, что ставка на мега-проекты не в последнюю очередь связана с интересами институциональных инвесторов, которые сопоставляют свои долгосрочные обязательства с устойчивой доходностью солнечных электростанций. В настоящее время на этом рынке обостряется конкуренция, в силу чего решающее значение стали иметь долгосрочные договоры с поставщиками коммунальных услуг.  Экономика маленьких объектов в этом плане не обещает хорошей отдачи. Достаточно сказать, что одни только инфраструктурные издержки не сопоставимы с объемами генерируемой ими энергии. Крупные объекты в этом плане выглядят предпочтительнее, поскольку, благодаря своему масштабу, способны охватить гораздо больше потребителей. Соответственно, затраты на проектирование и инфраструктуру в меньшей степени «давят» на цену электричества, благоприятствуя ее снижению. 

Изменение условий финансирования проектов, таким образом, сказалось и на их «размере». Фактически это означает, что возобновляемая энергетика постепенно уходит от государственной опеки, входя во «взрослую» жизнь. Те же процессы, кстати, происходят и в сфере ветроэнергетики, где разработчики и инвесторы начали руководствоваться тем же принципом: «Чем больше – тем лучше!».

В этой связи стоит заметить нашим скептикам, до сих пор сомневающимся в жизнеспособности ВИЭ перед лицом «ископаемых монстров» (крупных угольных и газовых ТЭС): господа, вы не заметили, что «ребенок вырос». Точнее, он переходит к самостоятельной жизни, дотягиваясь «макушкой» до взрослых. Спутниковая Гугл-карта бесстрастно констатирует этот рост: мы видим, как на Юге США, в Мексике, на Ближнем Востоке и даже в Юго-Восточной Азии за какие-то пару лет огромные пустынные площади покрываются солнечными панелями.

Недавно на юге Египта в Бенбане появился такой мегаобъект мощностью 1,5 ГВт. Это превосходит мощность многих атомных электростанций. По мнению западных экспертов, удешевление фотовольтаики неизбежно ведет к увлечению спроса на «солнечное» электричество, способное теперь конкурировать с традиционными объектами большой энергетики. По большому счету, мега-проекты являются закономерным следствием лояльного отношения потребителей к ВИЭ. Эти драйверы рынка приводят к тому, что во многих странах мира начинают создаваться солнечные электростанции очень большой мощности. 

Впрочем, пока еще нет никаких гарантий, что бурно растущий «вчерашний ребенок» будет иметь покладистый характер, и не разочарует, в конечном итоге, своих поклонников. Эксперты отмечают, что восторженное отношение современного общества к «чистой» энергии плохо согласуется с репутацией столь крупных объектов. Простой обыватель неодобрительно смотрит на «технотронный» пейзаж, когда поля до самого горизонта покрыты солнечными панелями. Он воспринимает это как грубое вторжение в естественную среду. Люди, например, категорически отказываются жить вблизи больших солнечных электростанций. Это может показаться странным, но в сознании простых людей столь стремительное наступление фотовольтаики на пустующие поля никак не ассоциируется с «экологизацией» современной энергетики. 

У меня есть опасения, что масштабная «солнечная» экспансия через мега-проекты способна в будущем породить ответную негативную реакцию как раз со стороны борцов за экологию. При этом связь фотовольтаики с «чистой» энергией принципиальной роли не сыграет. «Технотронные» пейзажи в любом случае будут восприниматься как наступление на живую природу, независимо от того, снижают они эмиссию углекислого газа или нет. Централизм и гигантизм сами по себе плохо гармонируют с естественными процессами, и рано или поздно будут осмысливаться в той же парадигме, в которой была осмыслена и традиционная энергетика. Надеяться на то, будто со временем общество приобретет необходимую техническую грамотность, чтобы смотреть на такие вещи без обывательских предубеждений, скорее всего, не приходится. Как ни пытались в свое время воспевать «мирный атом», это не привело к воспитанию лояльного отношения людей к АЭС. 

Смена концепции, таким образом, подрывает в перспективе репутацию ВИЭ, разрубая именно тот сук, на котором держался рост альтернативной энергетики – решение экологических проблем. В этом плане программа «солнечных крыш» обещала иной психологический эффект. Подчеркну, что «солнечные крыши» предполагают переход к распределенной генерации, и здесь возможности фотовольтаики раскрываются без всякого антагонизма с естественной средой. Ведь цепляя панель на крышу, мы ровным счетом ничего не отнимаем у природы – просто заставляем «работать» пустующие поверхности, обращенные к солнцу. Поэтому рано или поздно встанет закономерный вопрос: а так ли уж разумно специально выгораживать под солнечные электростанции тысячи гектар свободной земли, если сопоставимые по площади гектары мы в состоянии найти в городах – на крышах и фасадах домов, на автомагистралях и т.д.? Иначе говоря, в ту ли сторону двинулась фотовольтаика? Не затормозят ли мега-проекты, на самом деле, технический прогресс в этой сфере? Переход качества в количество – не самая вдохновляющая тенденция. 

Николай Нестеров