«Умный город» ставит нас перед дилеммой


Развитие смарт-технологий потребует отказа от тайны личной жизни, считают новосибирские IT-специалисты
20 октября 2016

Фантастический сюжет из «Терминатора», когда интеллектуальная сеть SkiNET обрела свободу воли и привела к «восстанию машин», возможно, содержит в себе определенную долю реалий ближайшего будущего. Нет, речь не идет о том, что человечество окажется во власти безжалостных роботов, но все же цифровая революция, преобразуя нашу повседневную жизнь, потребует от нас пересмотреть некоторые ценности. В частности – пересмотреть представление о совершенно изолированном от внешнего наблюдения приватном пространстве.

Дело в том, что логика развития смарт-технологий, одним из воплощений которого является создание «умных домов» и «умных городов», для своей полной реализации нуждается в «доверительных» отношениях между человеком и машиной. Точнее, человек, предоставляя технике выполнять за себя массу рутинной работы, будет делать это отнюдь не «за так». Ему придется доверить машине массу данных о себе самом, о своей работе, о своем распорядке дня и даже о своих эмоциональных переживаниях.

Как мы уже писали ранее, недавно в рамках фестиваля науки EUREKA!FEST-2016 состоялся Дискуссионный форум «Поселения XXI века: условия прорыва в будущее». Естественно, не обошлось и без обсуждения темы «умного города». Раскрывая данную тему, руководитель центра компетенций по смарт-технологиям НГУ Руслан Пермяков заметил, что «умные технологии» невозможно полностью применить к отдельно стоящему зданию.

Необходимо формировать именно «умный город» как особую среду, состоящую из «умных домов», поскольку без обмена информацией с внешним миром такая система не работает. А для этого, как мы понимаем, необходима соответствующая инфраструктура. Отдельные элементы по большому счету здесь ничего принципиально не решают.

Но главное, отмечает Руслан Пермяков, – это готовность самих жителей «умного города» принять неизбежные последствия своего выбора в пользу смарт-технологий. Только осознав этот момент, можно будет заняться их внедрением. Собственно, о каких последствиях идет речь? Чтобы это понять, необходимо четко определиться с тем, что мы все-таки считаем «умным городом» и смарт-технологиями. К сожалению, у нас в этом плане есть некоторая путаница.

В настоящее время рынок предлагает нам большой список якобы «умных» вещей. По сути, весь их «ум» сводится к тому, что мы в состоянии управлять ими дистанционно с помощью компьютеров или смартфонов. Например, есть «умные кофеварки», управляемые таким вот образом. С точки зрения Руслана Пермякова, никакого «смарта» в подобных вещах нет.  «Мы умеем, – говорит он, – преобразовывать некую информацию, получать ее на свои планшетники или еще куда-то. Но, между нами говоря, какая тут разница – нажал ли ты кнопку на кофеварке механически, дернул рубильник или нажал пальцем на планшетник?». То же самое, в принципе, происходит со многими остальными «умными» (якобы) вещами. В любом случае здесь вы сами должны постоянно вмешиваться в процесс, принимать решения за машину. Действительно, где здесь у машины «ум»? Процессор лишь воспроизводит программу, которую в него заложили.

Что же тогда нам понимать под «умной вещью» или под «умной средой»?

«Для меня умная среда, – разъясняет Руслан Пермяков, – это среда, которая подстраивается под мои потребности без моего напоминания. Скажем, я просто иду, и эта среда меняет вокруг меня пространство так, чтобы мне не нужно было что-то делать руками. Тем самым она позволяет мне сконцентрироваться на моих интересах, на моих задачах, не задумываясь о каких-то сиюминутных вопросах».

Рассмотрим это на примере «умной» кофеварки. Ключевой вопрос здесь, считает Руслан Пермяков, – а хочу ли я в данный момент выпить кофе или нет? То есть «умная» кофеварка должна обладать возможностью это «понять» и самостоятельно «принять решение» без напоминания человека. На первый взгляд, звучит такое заявление как фантастика, тем не менее, именно на реализацию подобных задач нацелены смарт-технологии.

Умная среда должна подстраиваться под потребности человека без его напоминания, т.е. должна управляться его мыслями, эмоциями, состоянием Применительно к той же кофеварке для нее нужно разработать модель ЛИЧНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ КОФЕ и открыть доступ к анализу конкретной ситуации. Сюда входят, например, итоги встреч, время суток, планы на день, температура тела, состояние здоровья, количество выпитого кофе уже до этого и так далее.  Понятно, для того, чтобы кофеварка смогла «угадать» вашу потребность на конкретный день и час, необходимо обработать большое количество информации. Технологически ей придется собрать через систему API внешних и внутренних сервисов огромный массив данных, касающихся лично вас. Сюда может войти геопозиция, календарь, фитнес-трекеры, деловые и личные записи, доступы к медицинским показателям и записям/рекомендациям личного врача. Для обработки информации  потребуется алгоритмизация ее анализа, и вся эта система должна быть включена в экосистему вашего «умного дома».

Что следует из сказанного, почему мы ставим вопрос о возможных последствиях применения таких систем? Как вы успели заметить, даже для чашки кофе мы делимся и распространяем по сети довольно чувствительную личную информацию: планы и местоположение на день, состояние здоровья, основу для анализа BigData и так далее. Этот принцип мы можем перенести на функционирование всего «умного дома» и далее – всего «умного города».

«Когда мы создаем эту экосистему, – говорит Руслан Пермяков, – и продолжаем ее на поселение, на территорию, мы должны понимать, что снимаем с человека решение каких-то рутинных вещей. Мы перекладываем это на какую-то суперсистему, которая начнет принимать решение за нас. Тем самым мы как бы делегируем это право машине. И как раз здесь мы можем попасть в очень «интересную» ситуацию, поскольку на сегодняшний момент мы даже не можем представить себе, какие последствия будет нести социум в случае внедрения таких технологий в нашу повседневную жизнь».

Дело в том, что на основе данных, предоставляемых «умной» технике для анализа ситуации, человек практически полностью раскрывает свою личную жизнь. Мало того, он дает материал для составления своего психологического портрета и анализа социальных связей. «Когда мы начнем отдавать эти данные в большие системы, мир может измениться», – отметил Руслан Пермяков. Он сослался на недавние исследования американцев, показавших, что даже поисковая система Googl может активно влиять на наш выбор, определенным образом отвечая на наши запросы в сети.

Не случится ли так, что «умная» система, детально нас «изучив», будет не просто способствовать нашему комфорту, но и непредсказуемым образом навяжет нам какие-то привычки, просто сделав нас ведомыми в возникшей системе отношений между человеком и машиной? Теоретически, специалисты не исключают такой возможности. Это процесс уже потихонечку начался, считает Руслан Пермяков. Уже сегодня, по его словам, часть людей фактически управляется компьютерами. Компьютеры уже не только осуществляют сложные вычисления, но и дают человеку подсказки и советы. Причем, современные когнитивные технологии позволяют «умной» машине распознавать человеческую речь и вступать в диалог со своим хозяином.

И в этих условиях, подчеркивает Руслан Пермяков, принципиальное значение будет иметь наше доверие системе. Поэтому, по его словам, новый технологический прорыв, связанный с созданием «умного города» как большой системы, будет происходить на стыке IT  и социальных наук, поскольку общество должно будет смириться с ситуацией, когда не останется каких-то личных тайн. С точностью сказать, что же произойдет на самом деле, почти невозможно. Например, станет ли наша жизнь более безопасна или, наоборот, безопасности станет меньше?

Впрочем, рисовать жуткие апокалиптические картины, скорее всего, преждевременно. Достаточно вспомнить историю развития техники, чтобы понять, что страхи здесь зачастую преувеличивались. Вспомним, что было на начальных этапах индустриализации. Человечество не погибло, хотя технические нововведения оказались достаточно болезненными (в том числе и для природы). Сейчас, по большому счету, мы  находимся на аналогичном рубеже. Поэтому нельзя исключать негативной ответной реакции какой-то части общества на широкое внедрение смарт-технологий. Но, с другой стороны, на наших глазах зарождается поколение, которое абсолютно готово жить по-новому.

Олег Носков