Смертоносные ланцеты


Как европейская медицина отказалась от опасной практики кровопускания
06 апреля 2018

История западной медицины во многом поучительна для наших дней. Примечательно то, что она показывает, как возникшие в донаучные времена методики, совершенно никак не подкрепленные хорошими результатами, успешно сохранялись в течение столетий. Мало того, яростно защищались медицинскими светилами тех времен. Поучительный момент в том и заключается, что он позволяет более взвешенно оценить сегодняшние подходы к лечению. Один ученый из Академгородка мне признался: «Однажды я чуть было не лишился почки из-за склонности наших хирургов отрезать всё, что болит. Почку я потом нормально вылечил с помощью специальной диеты и упражнений. Но на наших хирургов такие вещи впечатления не производят. У них один девиз – резать!».

Возможно, мой собеседник погорячился, однако наши опасения перед скальпелем иной раз возникают совсем не на пустом месте. И авторитет представителей науки еще не оправдывает некоторых чисто профессиональных привычек, которые не всегда оказываются адекватными ситуации. Учтем, что сама медицина также не стоит на месте, и постоянно происходит так, что методики, считавшиеся долгие годы обоснованными, со временем начинают восприниматься как пример откровенного варварства. Именно такая история произошла с практикой кровопускания.

Кровопускание вовсю применялось еще древними греками - задолго до появления современной науки. Согласно тогдашним представлениям, причиной болезней является так называемый дисбаланс четырех «телесных соков» - крови, лимфы, желтой желчи и черной желчи. В древности не имели никакого представления о кровообращении и считали, будто кровь может загнивать в организме и тем самым вызывать различные хвори. Отсюда следовал вывод, что у больного необходимо удалить «застоявшуюся» кровь. Такая процедура рекомендовалась практически для каждой болезни. Врачу надлежало только определить, из какой конкретно вены необходимо осуществить кровопускание (это якобы было напрямую связано с заболеванием того или иного органа).

В силу авторитета античной традиции практика кровопускания распространилась по всем странам средневековой Европы. Вначале такую процедуру осуществляли монахи. Но затем – после папского запрета XII века – отворять кровь стали поручать цирюльникам. Надо сказать, что цирюльники добросовестно отнесли к столь важной процедуре, усовершенствовав эту «технологию» и придумав для нее специальные инструменты. Кроме того, в некоторых случаях использовались медицинские пиявки. Обычно их применяли, когда необходимо было пустить кровь из носа, губ или десен больного. Чтобы пиявка «выкачала» как можно больше крови, ей надрезали задний конец: тогда паразит не мог насытиться и продолжал сосать кровь без остановки.

После папского запрета XII века, отворять кровь стали поручать цирюльникам, которые придумали для этой процедуры специальные инструменты К концу средневековья кровопускание применяли и изучали многие знаменитые европейские медики. Иначе говоря, в Европе данная процедура совсем не воспринималась как пережиток прошлого или как достояние каких-нибудь грубых деревенских коновалов. Ничего подобного! Эти приемы описывались в солидных медицинских трактатах, на которых воспитывалось не одно поколение европейских врачей.

Практика кровопускания была перенесена и на американский континент, где долгое время считалась главным методом лечения. Самое интересное, что важнейшие открытия в области медицины (например, открытие кровообращения) не поколебали мнения именитых врачей относительно этой древней процедуры. Её ярым приверженцем и защитником был, например, знаменитый американский врач Бенджамин Раш – национальный герой Америки, один из подписантов Декларации независимости. Он пользовался в медицинских кругах таким авторитетом, что его даже называли «Пенсильванским Гиппократом». Раш не только лично проводил по сотне кровопусканий в день (!) во время эпидемии желтой лихорадки, но и убедил целое поколение врачей в действенности и необходимости такой методики.

Правда, неожиданно нашлись скептики. Таким скептиком оказался репортер Уильям Коббет, который взялся изучать местные списки умерших пациентов и пришел к выводу, что скачок смертности наступал после того, как коллеги Раша – следуя рекомендациям медицинского авторитета – усердно отворяли кровь больным. Коббет не без иронии заявил, что методы уважаемого доктора вносят весомый вклад в сокращение населения Земли.

В ответ на столь дерзкое обвинение Раш подал иск в суд, состоявшийся в Филадельфии в 1797 году. Тяжба длилась более двух лет. Как и следовало ожидать, мнение присяжных оказалось на стороне знаменитого врача. Списки умерших, предоставленные Коббетом, не были восприняты в качестве весомого аргумента, тем более что в роли главных экспертов выступали врачи - поклонники Раша и сторонники кровопускания. Мало того, Коббет был не настолько знаменит и прославлен, как его соперник. Шансов выиграть дело при таком раскладе у него практически не было.

Ирония судьбы заключалась в том, что в год оглашения вердикта от болезни скончался другой национальный герой Америки, можно сказать, «отец» американской нации – Джордж Вашингтон. Лечили его, как нетрудно догадаться, последователи доктора Раша. Поначалу болезнь не выглядела устрашающей – ее приняли за обычную простуду. Однако через какое-то время больной начал испытывать удушье. Прибывшие врачи (а их было трое и все они имели хорошую репутацию) верно поставили диагноз - это было воспаление и отек надгортанника. Что касается лечения, то здесь целители пошли «проверенным» путем, в течение суток выкачав из тела «отца нации» половину крови. Их даже не смутило то обстоятельство, что после очередного кровопускания кровь пациента становилась вязкой и текла медленно (из-за сильного обезвоживания). Видя, что больной умирает у них на глазах, они могли лишь констатировать сей прискорбный факт, который, однако, ничуть не поколебал их веры в правильность выбранных процедур.

Сейчас кажется странным, что у тогдашних врачей не возникало на счет отворения крови никаких сомнений. Дело в том, что смерть больного привычно списывали на утрату им жизненных сил. Иначе говоря, если человек умирал, то его болезнь объявлялась неподдающейся лечению в принципе. То есть, по мнению целителей того времени, умирали заведомо «безнадежные» пациенты. Если же больной выздоравливал (а такое случалось), то этот факт воспринимался как убедительный довод в пользу методики. Именно так рассуждали Бенджамин Раш и его коллеги, непреднамеренно отправляя на тот свет сотни людей.

Впрочем, нельзя думать, будто все врачи того времени были столь слепо преданы архаичной процедуре. В начале XIX века шотландский военный хирург Александр Гамильтон решил проверить действенность этой методики, организовав в военно-полевом госпитале самые настоящие клинические испытания. Он выбрал довольно большое количество больных солдат (более трехсот), разделив их на три равные группы и поместив в одинаковые условия. Первые две группы принимали лечение без кровопускания, третья группа – с кровопусканием (то есть традиционно). Итог был поразительным: среди больных, которым отворяли кровь, смертность оказалась в десять (!) раз выше, чем среди тех, с кем такую процедуру не проводили. К сожалению, об этих исследованиях было мало кому известно, поскольку Гамильтон их не опубликовал (о них мы знаем только благодаря случайно найденным архивам). Поэтому данное исследование никак не повлияло на подходы врачей к лечению. Тем не менее, в течение XIX века было проведено еще несколько подобных испытаний, давших схожий результат.

Показательно, что появившиеся объективные данные убеждали далеко не всех врачей. Поэтому вплоть до середины столетия в европейских странах целители по привычке обескровливали больных, с недоверием относясь к результатам клинических испытаний. Остается только удивляться тому, что архаичная методика, не имевшая никаких серьезных научных обоснований, спокойно пережила революционные научные открытия, сохранившись до эпохи индустриализации. Здравый смысл все же возобладал, хотя и не без боя.

Олег Носков