Семенная зависимость

Тема продовольственной безопасности получила новое развитие. Относительно недавно помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко выдал очередное сенсационное заявление. По его словам, в России совершенно отсутствует инфраструктура для нормального производства семян. Инфраструктура была разрушена еще в 1990-е годы, и с тех пор страну захлестнул поток дешевых семян из-за границы. При этом чиновник подчеркнул, что в стране вообще нет условий для развития семеноводческих хозяйств, так как покупать импортные семена обходится дешевле.

Его слова фактически подтвердил министр сельского хозяйства Александр Ткачев, заявив в прямом эфире телеканала НТВ, что Россия на 70-90 процентов зависит от импорта по некоторым видам семян опять же ввиду того, что их выгоднее закупать, а не производить. Глава Минсельхоза связал возникшую ситуацию с вопросом продовольственной безопасности, поскольку, по его словам, если нам перекроют эти поставки, то мы останемся без семян, а значит – «без сахара, без хлеба».

Самое поучительное в этой истории то, что плачевное состояние отечественного семеноводства ни для кого не было тайной. Несколько лет назад я лично был шокирован информацией от наших депутатов Законодательного Cобрания, со слов которых получалось, что местные сельхозпроизводители (бывшие совхозы) предпочитают использовать импортные семена ввиду того, что качество отечественного посевного материала их абсолютно не устраивает. Точнее, то, что им предлагается как своё, российское, по факту часто оказывается явной некондицией непонятного происхождения. Причина здесь ясна: отечественное семеноводство находится в полном упадке. А в итоге резко снижается и роль российских селекционеров, несмотря на их очевидные успехи в области выведения новых качественных сортов и гибридов. Размножать хорошие отечественные сорта внутри страны фактически некому. Во всяком случае, в тех объемах, которые необходимы для развития в стране нормального сельхозпроизводства.

Естественно, для селекционеров заявление представителя Россельхознадзора никакой сенсацией не является. О ситуации в семеноводстве они знают не понаслышке. И, кстати, в состоянии сравнить эту ситуацию с тем, как обстояло дело раньше, до 1990-х годов. Как отмечает старший научный сотрудник Сибирского НИИ растениеводства и селекции (СибНИИРС) Елизавета Гринберг, в советское время в овощеводстве существовала такая государственная структура, как Сортсемовощ, которая как раз и занималась заготовкой семян.

«У нас были, – вспоминает ученый, – элитные семеноводческие хозяйства, которые выращивали суперэлиту и элиту. Для этого все селекционные учреждения, то есть оригинаторы, поставляли им свои оригинальные семена. Там выращивали суперэлиту и элиту, а затем передавали это в семеноводческие хозяйства, занимавшиеся выращиванием семян на товарные цели. Сейчас же семеноводство находится в полном упадке. Нет той системы Сортсемовощ, у которой были свои семеноводческие хозяйства. Именно поэтому сейчас основная часть семян поставляется в страну из-за рубежа».

Основная масса семеноводческих хозяйств (по понятным причинам) располагалась на юге страны, в основном – в Краснодарском крае. Надо понимать, что семеноводство – это совершенно отдельная от товарного овощеводства и растениеводства отрасль, со своей особой инфраструктурой, со своим специальным оборудованием. В принципе, замечают специалисты, семеноводческое хозяйство требует не только специально техники, но и достаточно много ручного труда.  Особенно это справедливо для овощеводства. Поэтому далеко не случайно, что в последнее время семеноводческие предприятия размещаются там, где есть возможность применения дешевой рабочей силы. Такова мировая практика. По этому пути сейчас вовсю идут западные селекционеры. Так, по словам Елизаветы Гринберг, голландцы, чьими семенами завален сейчас российский рынок, успешно наладили производство семян в Африке. Фактически, они едут туда, где теплый климат и есть дешевая рабочая сила. К слову, немцы семеноводческие предприятия размещают в странах Восточной Европы, например, в Польше. В последнее время Китай стал очень привлекательной страной для инвестиций в подобное производство.

В этой связи примечателен один факт. Так, у СибНИИРС есть опыт партнерских отношений с российской агрофирмой «Аэлита», которая организовала в Китае предприятие по выращиванию семян пяти сортов томата, выведенных в этом институте. Семена пользовались большим спросом у российских «частников». На спрос нашлось предложение. Было заключено обоюдное соглашение между СибНИИРС и указанной фирмой: институт поставлял агрофирме свою суперэлиту, та в Китае выращивала семена, которые уже оттуда ввозились в нашу страну.  

Кстати, это не единственный пример, когда российские компании организовывают производство семян за рубежом. Таким же образом поступает известная агрофирма «Гавриш», имеющая производственные площадки в Испании и в Италии.

У нас, в России, селекционеры выводят сорта, выращивают элиту и суперэлиту, потом передают ее на зарубежные площадки, и оттуда забирают семена для реализации их на российском рынке. По мнению Елизаветы Гринберг, сегодня это всеобщая тенденция – когда селекционеры выдвигаются в другие страны, где условия (как климатические, так и экономические) оказываются лучше, чем на родине. Голландские селекционеры, например, совсем не от хорошей жизни двинулись в Африку. Голландия – страна маленькая, густонаселенная, испытывает дефицит пахотных земель. Поэтому вывод подобных производств в другие страны для нее вполне оправдан.

Применительно к России ситуация с производством семян выглядит двусмысленно. С одной стороны, государство когда-то фактически развалило семеноводческую инфраструктуру и до сих пор не создало никаких условий для ее возрождения. С другой стороны, в России есть селекционно-семеноводческие компании, выстраивающие соответствующую инфраструктуру в других странах и частично удовлетворяя спрос на семена (главным образом – овощных культур) внутри нашей страны. По сути дела, они идут тем же путем, что и их немецкие и голландские коллеги. Но как относиться к указанным прецедентам? Нормально ли россиянам выводить производство семян за рубеж?

По правде говоря, если бы не обострение отношений с Западом, если бы не все эти «санкционные войны», мы бы, наверное, так никогда и не услышали тревожных признаний главы российского Минсельхоза о зависимости страны от импорта семян.

Не всплыла бы и тема продовольственной безопасности, а значит, и плачевная ситуация с отечественным семеноводством никогда бы не попала в публичное пространство. Сельхозпроизводители без лишнего шума продолжали бы завозить семена из-за рубежа. И то же самое делали бы российские селекционно-семеноводческие компании.

Однако вряд ли эту картину можно назвать идиллической. «Санкционная война» невольно вскрыла опасный гнойник. Экономическая инициатива отдельных компаний, получивших возможность создавать семеноводческие предприятия в других странах, ситуацию в самой России кардинально не изменит. По мнению Елизаветы Гринберг, семеноводческую инфраструктуру в любом случае необходимо восстанавливать. Зарубежные площадки, в принципе, в любой момент могут рухнуть, может ослабнуть контроль за качеством продукции. Да и вообще, отношения России с другими странами всегда отличались непредсказуемостью.

Но важнее, наверное, другой момент: в нашей стране вполне можно создать хорошие условия для развития производства семян отечественной селекции. Была бы, как говорится, политическая воля. Будем надеяться, что тревожные заявления федеральных чиновников дадут импульс для принятия важных государственных решений на этот счет.

Олег Носков