Когда «прекрасное далеко» не становится явью


Поговорим о некоторых ошибках футурологии
15 января 2020

Насколько адекватно мы представляем себе будущее? Насколько объективны рассуждения ученых о дальнейших путях научно-технического и социального прогресса? Сегодня у нас появляется прекрасная возможность дать ответы на эти вопросы, разобрав прогнозы прошлых десятилетий.

Примерно 50-60 лет назад было модно давать предсказания на начало нынешнего тысячелетия. В ту пору 2000 год казался каким-то важным рубежом, за которым грезился дивный фантастический мир, будто бы уготованный человечеству. Тем интереснее оказывается для нас оценка этих предсказаний с высоты сегодняшних реалий. В чем ошиблись футурологи прошлого, и главное – почему некоторые ожидания оказались явно завышенными? Быть может, поняв, по каким причинам происходит переоценка некоторых научно-технических направлений, мы внимательнее отнесемся к нынешним прогнозам.

Показательно, что 1960-е годы отмечались небывалым по нашим временам оптимизмом. Во всяком случае, о глобальных угрозах не рассуждали с такой тревогой, как это происходит сейчас. Конкретно этот оптимистический дух явственно ощущается в опубликованном в 1966 году в журнале Time футурологическое эссе, посвященном нашему миру начала XXI века. Прогноз был сделан со строго научных позиций и отражал мнения различных специалистов.  Нельзя сказать, что в нем буквально всё оказалось кабинетной фантазией. В частности, было верно предсказано появление глобальной электронной сети, электронной торговли и электронных библиотек. Однако по целому ряду моментов ожидания оказались явно завышенными. Можно сказать, что и в наше время многое из того, что намечалось тогдашними футурологами на начало нового тысячелетия, всё еще воспринимается как откровенная фантастика.

Возьмем технические достижения. Почему-то в 1960-е годы казалось, будто авиационная техника за последующие тридцать лет совершит прогрессивный скачек, равный по значению предыдущим тридцати годам (когда произошел переход от поршневых машин к реактивным). Футурологи предсказывали, что к 2000 году авиалайнеры будут летать со звуковой скоростью, принимая на борт по тысяче пассажиров. И это якобы окажется в порядке вещей. Еще фантастичней выглядело предположение относительно использования баллистических ракет для транспортировки грузов. По расчетам, таким способом можно всего за 40 минут доставить груз до любого места на Земле.

И, конечно же, футурологи не обошли стороной космическую тематику. Так, среди ученых царила уверенность в том, что задолго до 2000 года будет создана постоянная лунная база, а на Марсе высадится первая экспедиция. Кроме того, пилотируемые корабли должны были облететь Венеру. Ученые, как видим, шли здесь «в ногу» с известными писателями-фантастами.

Обычный наземный транспорт также ждали перемены. Некоторые футурологи предрекали, что эпоха автомобильного колеса заканчивается. На смену колесу придет воздушная подушка. Соответственно, эпоха автомобильных трасс также канет в лету, поскольку для воздушной подушки они не имеют значения. Высоченные затраты на строительство и содержание автомобильных дорог, таким образом, должны были остаться в прошлом.

Футурологи прошлого века грезили об огромных фермах и городах в океане Большие перемены ожидались и в сфере производства продуктов питания. Рыбу должны были разводить в специальных загонах, подобно домашней скотине. Также речь шла об огромных морских фермах для выращивания различных растений и животных. Подводные культуры рассматривались как сырье для производства самых разнообразных продуктов, включая и искусственное мясо. Океанские просторы мыслились как некая альтернатива обычным сельскохозяйственным угодьям, нехватка которых (в условиях бурно растущего населения планеты) угрожала массовым голодом. Морские фермы могли стать важным источником пополнения продуктами питания, а значит, был найден путь преодоления голода.

В этой связи очень красноречиво выглядит то, что в 1960-е годы в научных кругах существовала вера в возможности человека управлять климатом. Речь, по большому счету, шла о глобальном климат-контроле. Как известно, в ту пору очень большие надежды возлагались на «мирный атом». Считалось, например, что полтора десятка гигантских атомных электростанций способны покрыть потребности США в электроэнергии. А некоторые из них, возведенные в определенных местах, могли бы посодействовать изменению атмосферных потоков выбросами излишков тепла. Скажем, втягивать далеко на сушу морской бриз, который бы развеивал смог над крупными индустриальными городами и приносил необходимую влагу в засушливые районы. Таким способом пустыни превратились бы в цветущие территории.  

Большое внимание, конечно же, уделялось вопросам автоматизации. Она должна была затронуть буквально все сферы жизни – как производство, так и быт. Согласно прогнозам, в наших домах всю работу по хозяйству должны уже вовсю выполнять роботы: готовить еду, мыть посуду, делать уборку (включая мытье окон и стрижку газонов). Что касается производственной сферы, то здесь роботизация неизбежно вела к кардинальным социальным сдвигам. Роботы должны были вытеснить не только рабочих, но также и «белых воротничков» - секретарей, бухгалтеров, менеджеров среднего звена. Конечно, в таких прогнозах иногда звучали опасения, ведь общество сталкивалось с угрозой массовой безработицы. Однако оптимисты не видели в том ничего ужасного, полагая, что человек, не нашедший себе применения на производстве, будет жить на пособии. Таковыми могли оказаться до 90% людей трудоспособного возраста.  Цифра, конечно же, впечатляющая, однако считалось, что благодаря машинам материальных благ будет так много, что их хватит на всех.

Наконец, очень радужные перспективы рисовались для сферы здравоохранения. Уже тогда будущее медицины связывали с развитием исследований в области генетики. Ученые полагали, что проникновение в структуру ДНК позволит весьма эффективно бороться с недугами, а также «улучшать» психическое и моральное состояние личности.

Высказывались суждения, будто генетическое вмешательство позволит медикам корректировать наследственность, изменяя не только внешний облик человека (например, цвет глаз или цвет кожи), но также наделяя его определенными талантами, улучшая память и работу мозга. На этот счет выдвигалось философское утверждение, что человек вскоре станет единственным живым существом, способным-де управлять собственной эволюцией.

Большое внимание уделялась и проблеме искусственного выращивания отдельных органов. Была уверенность, что к 2000 году они станут общедоступными.

Итак, оглядываясь назад, мы видим, что некоторые современные прогнозы являются, по сути, «ремейком» футурологии полувековой давности. Прежде всего, это касается космических экспедиций, повальной роботизации и медицины, способной «улучшать» человека путем вмешательства в его генетическую информацию и предлагающей тяжелым пациентам искусственные органы. До сих пор все эти достижения переносятся на неопределенный срок. При этом, как ни странно, в «мирный атом» в те времена верили куда больше, чем в возобновляемые источники энергии. По данному пункту у футурологов вышла серьезная «промашка».

Но куда более важным является для нас постепенное осознание глобальных угроз, вызванных самой человеческой деятельностью. Показательно, что тема планетарного управления климатом отошла на задний план, а на первый план выдвинулась тема глобального потепления, несущего апокалиптические ужасы. А ведь в 1960-е годы футурологи рисовали прямо противоположные по смыслу картины. Вместо Конца света грезился золотой век, в который человечество возвращалось с помощью прогрессивных технологий. Один из представителей компании IBM даже высказал догадку, будто человек благодаря технике искупил свой первородный грех и теперь может стремиться к абсолютному блаженству здесь, на Земле. Наш век, похоже, начинает ускоренно разрушать эту иллюзию.

Николай Нестеров