Очень жизненная наука

Есть такие научные дисциплины, которые входят в нашу жизнь очень «громко»: о них знает каждый школьник, они связаны с какими-то грандиозными проектами, о них много говорят, с ними очень часто связывают технический прогресс. Наконец, на них нередко возлагают очень большие надежды. Такова, например, ядерная физика. Кто о ней не слышал? Слышали все. Ядерная физика «гремит» уже не одно десятилетие. Это наука пафосная, «аристократическая». Физики-ядерщики воспринимаются нами как волшебники, обладающие каким-то «тайным» знанием, недоступным простому смертному.

А есть научные дисциплины, работающие на научный прогресс скромно и неслышно. О них мало говорят, обычные люди не связывают с ними ничего грандиозного. И тем не менее,  значение таких наук для жизни человека переоценить невозможно. Теплофизика – одна из них. Среднестатистический российский обыватель, наверное, и не догадывается о существовании такой науки. В ней нет ни грамма пафоса. Но случилось именно так, что сегодня именно с этой наукой связывается  новый уровень качества жизни. Более того – новый технологический уклад.

Именно эти мысли невольно возникли во время мероприятия, посвященного 60-летнему юбилею Института теплофизики СО РАН. Поразительно то, что слово «теплофизика» включило в себя огромное количество жизненно важных направлений исследовательской деятельности. Охват исследований оказался невероятно широк, включив в себя буквально все сферы: и то, что на земле, и то, что под землей, и то, что в воде, и то, что в воздухе. Даже космос не остался без внимания! Мало того, будущее термоядерной энергетики тоже связано с теплофизикой. Практически все процессы, имеющие отношение к энергии, так или иначе, попадают в поле зрения специалиста по теплофизике. И надо сказать, что ИТ СО РАН сумел за 60 лет своего существования уделить внимание достаточно широкому спектру исследований.  

Этот важный момент отметил в своем поздравительном выступлении председатель СО РАН академик Александр Асеев. С одной стороны, отметил он,  ИТ СО РАН уделяет внимание традиционным энергетическим системам, работающим на ископаемом топливе. С другой стороны, здесь разрабатывают системы безопасности для ядерных реакторов и гидроэлектростанций. И самое важное: ИТ СО РАН является одним из ведущих в нашей стране центров компетенций в области возобновляемых источников энергии и альтернативной энергетики. А это как раз то направление, которое сейчас бурно развивается во всем мире. «Конечно, в России нефть и газ еще долго будут основным источником энергии. И тем не менее, сейчас развивается новая энергетика, которая стремительно отвоевывает себе место под солнцем, причем – в прямом смысле слова. И в этом плане у Института есть очень хорошие достижения и очень хорошие перспективы», - подчеркнул Александр Асеев.

Академик Александр Леонтьев высказался на этот счет еще более прямо: «Шестьдесят лет – это, конечно, серьезный рубеж. Но с моей точки зрения, Институт теплофизики пока еще на взлете. Высшие достижения для них – впереди. И здесь я очень надеюсь на молодежь. Потому что с самого начала был установлен очень хороший контакт между университетом и институтом. Это было прекрасно! Студенты университета буквально с третьего курса участвовали в экспериментах, приходили к нам в лабораторию и на семинары, иногда даже что-то такое говорили. Мне кажется, это очень эффективный метод подготовки будущих ученых».

Мир осознает, насколько важно использовать тепло Земли, а значит, возрастает значение наработок и достижений ИТ СО РАН Поразительно, что именно сейчас, оглядываясь назад, понимаешь значимость тех исследований, тек концепций и разработок, что намечались в далекие 60-е и 70-е годы. Испытываешь двойственные чувства. С одной стороны, наши ученые-теплофизики предугадали те тенденции, те направления, которые начали бурно развиваться именно в наши дни, а некоторые начнут развиваться в ближайшее время. Но с другой стороны, становится обидно за страну, за то, что все эти направления не были по достоинству оценены еще в те времена, не были сделаны выводы о том, какую роль они будут играть в технологическом укладе будущего. А ведь по некоторым направлениям мы были первыми… Первыми в мире! Но тогда, полвека назад, еще мало кому приходило в голову, что некоторые разработки, казавшиеся в ту пору невзрачными «гадкими утятами», в перспективе способны вырасти во что-то значительно. Это понимание приходит только сегодня, на волне подлинно революционных процессов в мировой энергетике.

Академик Сергей Алексеенко (бывший директор ИТ СО РАН) напомнил коллегам о том, что еще в 1960-годы специалисты Института теплофизики разработали для Камчатки небольшую гидрогеотермальную электростанцию. Объект был запущен в эксплуатацию в 1967 году. Выражаясь по-современному, это был пилотный проект геотермальной электростанции. К сожалению, значение данной инновационной разработки не было оценено по достоинству. В 1974 году станцию закрыли. В самом деле, в условиях, когда пример эффективности и современности демонстрирует атомная энергетика, такие скромные (в масштабах страны) вещи воспринимаются как что-то несерьезное, случайное. По-хорошему, в это направление нужно было бы вложиться побольше, провести дополнительные исследования, опытно-конструкторские работы. Но, «линия партии» тогда была направлена в другую сторону. Геотермальной энергетике особого внимания не уделяли. Никаких специальных государственных программ по развитию данного направления не было. Ученые, что называется, работали на энтузиазме.

И вот проходит несколько десятилетий, и мир осознает, насколько важно использовать тепло Земли. Не так давно американцы решили капнуть глубже (в буквальном смысле), пытаясь использовать глубинное тепло земных пород. В результате была подтверждена сама техническая возможность извлечения тепла с глубин в несколько километров. По сути, сейчас зарождается петротермальная энергетика, сулящая головокружительные перспективы. По словам Сергея Алексеенко, за счет тепла глубинных пород можно полностью покрыть потребности человека в энергии. Полностью! Прислушаются ли руководители нашей страны к словам ученого, предугадать невозможно. Пока все усилия наше государство тратит на геологоразведку в Арктике и на строительство газопроводов, полагая, что углеводородная энергетика и впредь будет определять мировую экономику. А жаль…

Схожая история, кстати, и с термической утилизацией бытовых отходов. Этот вопрос ученые ИТ СО РАН поднимают уже более двадцати лет. Однако многие из нас по-прежнему считают, будто утилизация мусора связана с его сортировкой. Это, якобы, очень «современно». На самом же деле в развитых странах переходят к новым технологиям сжигания ТБО. У нас такие технологии тоже есть, потому что наши ученые-теплофизики всегда идут на шаг впереди и отлично осознают перспективные тренды. В этом плане нельзя не согласиться с академиком Александром Леонтьевым, что Институт теплофизики, несмотря на свою шестидесятилетнюю историю, находится на взлете, и все достижения у них впереди.

Главное сейчас – «достучаться» до власти. А что касается предложений и разработок, то с этим, я уверен, будет всё в порядке. Институт, в самом деле, обладает прекрасным интеллектуальным потенциалом. И важнее всего то, что здесь выросло новое поколение молодых энтузиастов, готовых продолжить дело своих старших коллег.

Олег Носков