Hi-tech: ничего лишнего


Темой очередного научного ток-шоу «Разберем на атомы» стало развитие этого направления в архитектуре и искусстве
24 апреля 2017

Хай-тек (англ. hi-tech, от high technology — высокие технологии) — стиль в архитектуре и дизайне. Принято считать, что он зародился в Великобритании в 1970-х, нашел широкое применение в 1980-х и актуальный по сей день. Про то, что представляют собой «высокие архитектурные технологии» и те, кто их продвигает – говорили участники очередного научно-популярного ток-шоу «разберем на атомы», прошедшем в арт-кафе «Бродячая собака».

И уже первый докладчик – архитектор Игорь Поповский предложил отойти от классического определения и значительно расширил историю возникновения этого направления:

– Хай-тек стал, фактически, последней стадией развития модернизма, которое началось еще в эпоху Возрождения. И началось все с Леонардо да Винчи и первых попыток человека взлететь.

И далее, по словам Поповского, стремление человека к полету, раз за разом находило свое отражение в развитии архитектуры. Полет братьев Райт способствовал зарождению дадаизма, а ему самому предшествовало строительство Эйфелевой башни. В 1961 году Юрий Гагарин первым из людей побывал в космосе. Его полет оказал на массовое сознание даже большее влияние, чем первые авиаторы и уже через десятилетие культура ответила, в частности, и появлением стиля хай-тек.

Проект Шагающего города (Walking City, автор - Рон Херрон, 1964 год) стал логическим завершением концепции "мобильного жилья" Одним из первых его проявлений стал знаменитые «шагающие города» английской архитектурной группы «Аркигрэм». Вообще, проектов у них было множество, но нас интересует, в первую очередь, этот. Участники группы считали, что с годами необходимость человека в стационарном жилье будет уменьшаться. В будущем оно станет мобильным, меняющимся по размерам, его оболочки станут гибкими, подвижными, понятия автомобиль, жилище и одежда сольются. И логическим завершением этой концепции как раз и стал проект «Шагающий город» (Walking City, автор - Рон Херрон, 1964 год), состоящий из шагающих «восьминожек» (400 метров длинной и 220 высотой). Шагающие города подключаются к сетям (информационным, ЖКХ) там, где они остановятся в данный момент (например в Нью-Йорке, см. ниже). Такие номадические структуры позволяют их жителям включаться в разные культуры и информационные потоки, жить в «глобальном информационном рынке». Конечно, сейчас такое изображение мировой информационной сети кажется громоздким и неэффективным, но надо помнить, что в то время про Интернет никто еще не слышал.

 

 

Следующим шагом стали сетчатые структуры немецкого архитектора Фрая Отто.

– Отто считал, что сможет изменить мир, быстро решить проблему нехватки жилья, - продолжил рассказ Игорь Викторович. – То есть, он работал не для элиты, способной выложить круглую сумму за архитектурный изыск, а для нужд бедных людей, тех, у кого не хватало средств на покупку дорогого дома или тех, кто лишился жилья из-за стихийных бедствий. И это внимание к интересам большинства, гуманизм оказал на развитие хай-тека в архитектуре как и стремление людей к полету, мобильности.

Сетчатые структуры Фрая Отто стали еще одним этапом формирования стиля hi-tech Главным учреждением для Фрая Отто был основанный им в 1964-м Институт легких покрытий Штутгартского университета. Институт занимался изучением строительного искусства и техники в тесной взаимосвязи с ботаникой, палеонтологией, зоологией, цитологией и биофизикой. Прежде ни одно учреждение в мире не достигло столь значительных практических успехов в «естественном» строительстве.

Исследования природы – паутины, крыльев насекомых, летучих мышей и птиц – открыли ему глаза на принцип «максимума поверхности при минимуме использованного материала», которым он и руководствовался в своих проектах.

Хотя бы одну работу Фрая Отто знают все. Это Мюнхенский олимпийский стадион, построенный к играм 1972 года –  гигантская прозрачная оболочка, словно пленка воды на паутине или корка первого тонкого льда, растянутая на былинках. В 1964 г. Фрая Отто пригласили в мастерскую Рольфа Гутброда в качестве консультанта по проектированию кровли двоякой кривизны для аудитории сельскохозяйственного института в Гогенхейме. В ходе работы Отто предложил множество новых идей и вдохновил проектировщиков на переработку первоначальной концепции, обратившись к вантовым системам. Считается, что результаты этой совместной работы легли в дальнейшем в конкурсное предложение на проект павильона на ЭКСПО-67 в Монреале.

В 2015 году Фрая Отто объявили лауреатом Притцкеровской премии (которую еще называют «нобелевкой» для архитекторов). Узнав об этом, он сказал: «Я ничего не сделал для того, чтобы получить эту награду. Моя цель как архитектора состояла в том, чтобы проектировать новые типы зданий, которые помогли бы бедным людям. Особенно тем, кто пострадал от природных бедствий. В оставшееся мне время я продолжу заниматься тем, что делал всегда — помощью человечеству». Получить премию архитектор не смог – умер за две недели до вручения и его награждали посмертно.

Третьим отцом-основателем hi-tech, по мнению Поповского, стоит считать Ричарда Фуллера и его «Биосферу» Третьим отцом-основателем хай-тека, по мнению Поповского, стоит считать Ричарда Фуллера и его «Биосферу». В течение своей жизни Фуллер задавался вопросом относительно того, есть ли у человечества шанс на долгосрочное и успешное выживание на планете Земля и если да, то каким образом. А также – тем, какую роль в этом могут сыграть не правительства и организации, а отдельные люди. Параллельно с этим, Фуллер много времени отдавал дизайну и архитектуре, сделав в этой области немало. Наиболее известной его разработкой является лёгкий и прочный «геодезический купол» — пространственная стальная сетчатая оболочка из прямых стержней. А наиболее известным практическим ее воплощением – монреальская «Биосфера».

Построенная в 1967 году как павильон американской экспозиции международной выставки Expo 67, «Биосфера» стала одним из символов города Монреаль. Павильон был выполнен в форме молекулярных соединений, принадлежащийх классу аллотропных форм углерода. Кстати, теперь их называют фуллеренами, в честь Ричарда Бакминстера Фуллера.

Геодезический купол представлял собой конструкцию из стальных труб, обтянутых полимерной тканью. Внутри располагались 4 стальные платформы, разделенные на 7 уровней. Их соединял 37-метровый эскалатор - самый длинный из построенных к тому времени. В мае 1976 года случился пожар - вся оболочка сгорела и оставшийся нетронутым каркас простоял заброшенным до 1990 года, когда Министерство охраны окружающей среды Канады не выкупило здание за 17,5 миллионов долларов, чтобы устроить в нем музей.

Завершив представление кандидатов в отцы-основатели, Игорь Поповский кратко коснулся основных принципов архитектуры хай-тека. Их тоже оказалось три. Первый – умные конструкции, прежде всего, шпренгельная балка, которая уменьшает количество металла в каркасе конструкции и дает больше возможности работать с его формой. Сама конструкция собирается очень быстро и просто, но ее изготовление требует сложных математических расчетов и строжайшего соблюдения заданных параметров при выполнении в материале. Так что, речь идет о самых настоящих высоких технологиях строительства.

– Этот конструктор чем прекрасен, - продолжил Поповский. – На стройке становится невозможным воровство и нарушения проекта: если какого-то элемента не хватает, то конструкция просто не соберется. Возможно, это одна из причин, по которой хай-тек у нас пока мало распространен.

Вторая составляющая стиля хай-тек – умная инфраструктура, то, что наполняет этот объект: системы энергосбережения, smart city и т.д. А третья – умная оболочка. Например башня D-tower в городе Дутинхем (Нидерланды), которая способна отражать настроение горожан. На специальном сайте жителям города ежедневно предлагают выбрать свой вариант ответа на четыре вопроса и, в соответствии с победившим вариантом, башня меняет свой цвет. Этот удивительный арт-объект может выражать такие эмоции как любовь, ненависть, счастье и страх. И, являясь, с одной стороны, увлекательным туристическим аттракционом, одновременно башня выступает барометром социальной атмосферы в городе.

Конечно, упомянутыми архитекторами история хай-тека не исчерпывается, она развивалась и продолжает развиваться. И во второй части материала мы поговорим о тех, кто продвигал это направление в последующие десятилетия.

Наталья Тимакова